Человек лежит в реанимации, должны ли врачи ставить родственников в известность о состоянии больного (например случайно узнала,

Содержание
  1. «О смерти пациента родным сообщили только через 4 дня – ошибка системы, а не злая воля» | Милосердие.ru
  2. В «серой зоне»
  3. Правая рука не знает, что делает левая
  4. Врачей принято называть циниками, но это неправда
  5. «Я делала паузу, чтобы люди могли поплакать»
  6. «После ИВЛ шансов умереть больше, чем выздороветь»
  7. В реанимацию разрешено допускать родственников
  8. Информационно-методическое письмо от 30 мая 2016 года
  9. Уважаемый посетитель!
  10. Родным и близким дали право навещать пациентов в реанимации. Условия и ограничения
  11. О каком документе идет речь?
  12. На каких условиях будет допуск в реанимацию?
  13. Могут ли отказать в доступе в реанимацию?
  14. Кстати, как можно оспорить отказ?
  15. Больничный произвол. Как медики нарушают закон, не пуская родных пациентов
  16. В Красноярске маму не пускали в реанимацию к двухлетнему ребёнку с неизлечимым заболеванием
  17. В Череповце неизлечимо больной пятилетний ребёнок попал в реанимацию с пневмонией. Родителей не пускали
  18. В Чебоксарах ребёнок попал в реанимацию. Его маму не пускали на протяжении нескольких дней
  19. Инструкция: доступ родственников в реанимацию к пациенту старше 18 лет — Про Паллиатив
  20. А что это за требования? Есть ли там какие-либо ограничения?
  21. Перед посещением реанимации с меня требуют справки об отсутствии заболеваний. Это законно?
  22. Кто может навещать пациента в отделении реанимации? Могут ли отказать в посещении двоюродной сестре или племяннику?
  23. Когда родственнику нельзя находиться в палате реанимации?
  24. Врач утверждает, что в больнице карантин, и вообще – правила внутреннего распорядка запрещают приходить родственникам. Что делать?
  25. Что делать, если врачи все-таки не пускают в реанимацию к родственнику?
  26. Существуют ли другие нормативные акты, регулирующие вопросы посещения отделений реанимации?

«О смерти пациента родным сообщили только через 4 дня – ошибка системы, а не злая воля» | Милосердие.ru

Человек лежит в реанимации, должны ли врачи ставить родственников в известность о состоянии больного (например случайно узнала,

Анна Сонькина-Дорман. Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Жительница города Тосно (Ленинградская область) в течение нескольких дней звонила в больницу, куда ее мужа увезли в тяжелом состоянии. «Женщина, что вы сюда названиваете? Нечего сюда звонить!» – отвечали сотрудники медучреждения на ее вопросы.

Наконец, 22 июня, в день 49-й годовщины свадьбы, ей удалось получить ответ. Сотрудница больницы, поднявшая телефонную трубку, согласилась пойти и узнать, как чувствует себя пациент. Вернувшись, она сказала: «О каком состоянии здоровья вы хотите узнать? Он уже 19 числа умер!»

Холодильников в морге города Тосно нет, пишет в рассказавшая об этом случае Александра Патрушева. Вдове и двум сыновьям не удалось даже в последний раз увидеть умершего.

«Эта история повторилась не один раз за весь этот период в Тосно, она не единственная», – утверждает автор поста.

Об аналогичном случае в одной из инфекционных больниц Новосибирска писала ранее «КП». Жительница города Лидия Глядельцева после госпитализации матери несколько дней звонила в клинику «по всем номерам, которые есть на сайте». По ее словам, никто не брал трубку.

С трудом выяснив, когда принимает дежурный врач, женщина приехала в больницу. Дежурный врач сообщил Лидии, что ее мать умерла два дня назад. «Почему мне никто не позвонил и не сказал об этом? Почему я никуда такое долго время не могла дозвониться?» – говорила женщина.

Почему возникают подобные ситуации, объяснила Анна Сонькина-Дорман, врач паллиативной медицины, основатель и преподаватель Школы профессионального медицинского общения «СоОбщение». В разгар эпидемии COVID-19 она работала в колл-центре ГКБ № 40 (в Коммунарке), где отвечала на вопросы родственников пациентов.

В «серой зоне»

Гавриил Григоров/ТАСС

Причины запоздалого информирования родственников связаны с какими-то системными проблемами или с равнодушием медицинских работников?

– Думаю, что в ситуации, когда о смерти пациента родственникам сообщили только через четыре дня, не было ни злой воли, ни даже невнимательности персонала.

В российских больницах вообще никак не регламентировано взаимодействие с родственниками пациентов по телефону. Это «серая зона».

Никто не знает, кому и какую медицинскую информацию можно сообщать по телефону, как идентифицировать человека на том конце провода, и кто должен этим заниматься.

По закону, врач имеет право сообщать о смерти пациента только его ближайшим родственникам. Как мы можем проверить, действительно ли тот, кто звонил, ближайший родственник? Никак. Поэтому многим врачам кажется безопаснее и правильнее вести себя так, как будто контактов семьи пациента в больнице нет. Они сообщают о смерти человека в полицию по месту его регистрации.

[attention type=yellow]

Полиция находит ближайших родственников и приходит к ним домой. К сожалению, многие люди узнают о смерти близких именно таким образом. Это не халатность медиков, это непроработанная процедура.

[/attention]

Гораздо чаще, чем хотелось бы, люди узнают о смерти своих родственников даже не от полиции, а от ритуальных агентов.

Полиция действует медленно, а каналы «слива» информации фирмам, оказывающим ритуальные услуги, функционируют постоянно.

Но все-таки обычная практика – это спрашивать пациента, если он поступает в больницу в сознании, кому звонить в случае чего. Данные заносят в медицинскую карту, и родственников оповещают вовремя. Только если человек поступает в больницу в тяжелом состоянии и не может говорить, его контакты в момент госпитализации теряются.

Правая рука не знает, что делает левая

Илья Питалев / РИА Новости

Даже если члены семьи «обрывают телефоны» в больнице, пытаясь узнать, что происходит с пациентом?

– А это уже история про то, как правая рука не знает, что делает левая. На одном этаже какие-то родственники постоянно звонят и спрашивают неизвестно про кого, а на другом этаже лежит пациент без контактов родственников в карте.

В «Коммунарке» мы эту ситуацию исправили. Мы стали записывать телефоны звонящих и спрашивать у пациента, если он в сознании, являются ли эти люди доверенными лицами. А если человек был без сознания, то просто заносили в его карту телефоны людей, которые интересовались его состоянием.

Но право колл-центра заносить в медицинскую документацию эти номера пришлось специально регламентировать для отдельно взятой больницы.

То есть, по закону, родственник должен приехать в больницу, чтобы узнать о смерти пациента, а не звонить по телефону?

– Да. Естественно, это всегда нарушалось. Допустим, если человек умер внезапно, из-за аварии, очень трудно пригласить его родственников, не объяснив им, что случилось.

Во время эпидемии близкие просто не могут прийти в больницу из-за карантина. По логике, для такого случая должны существовать какие-то специальные протоколы. Государство должно быть готово к эпидемиям.

Но оказалось, что никаких регулирующих документов нет. Каждая больница сама сочиняет правила.

Врачей принято называть циниками, но это неправда

Врач в ординаторской. Владимир Астапкович / РИА Новости

Разве в ситуации с запоздалым извещением родственников о смерти пациента нет нарушения каких-то этических норм?

– В таких случаях обычно принято ругать врачей и называть их циниками. Но это неправда. Здесь нет двойной трактовки. Врачи-реаниматологи, которым приходится сообщать о смерти пациента в полицию, ужасно мучаются из-за этого.

Нет никого, кто считает это нормальным – сообщать о смерти спустя четверо суток. 

Это как с допуском родственников в реанимацию. За эту инициативу высказывается гораздо больше врачей, чем против. Потому что нельзя работать в реанимации и не думать: «А что, если бы я лежал вот так – голый, весь в трубках, свет все время горит, и близких ко мне не пускают».

В той же «Коммунарке» врачи и медсестры по собственной инициативе звонили родственникам тяжелых пациентов со своих телефонов. Особенно, если было известно, что человек скоро попадет на ИВЛ, а значит, разговор с семьей может стать для него последним. Врачи делали это сами, несмотря на острую нехватку времени.

Волонтеры-медики тоже помогали пациентам выходить на связь с родственниками. Там были разные ситуации: кто-то в реанимации, кто-то не взял телефон, у кого-то не работают руки.

[attention type=red]

Была целая эпопея с бабушкой, которой родственники не могли дозвониться, потому что у нее разрядился телефон, а она не умела его заряжать. Волонтеры сначала нашли эту бабушку в больнице, потом зарядили ей телефон и помогли позвонить домой.

[/attention]

Я всегда подчеркиваю, что у нас существует необоснованная вражда между пациентами и врачами, или их родственниками и врачами. Прежде чем осуждать врачей, надо лучше разбираться, что происходит. Чаще всего причина несчастий кроется в системных ошибках, а не в чьей-то злой воле.

«Я делала паузу, чтобы люди могли поплакать»

Анна Сонькина-Дорман. Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Анна, вы работали в колл-центре ГКБ № 40 (в Коммунарке). Расскажите, пожалуйста, об этом опыте.

– «Коммунарка» тоже столкнулась с проблемой, что надо выстроить коммуникацию с родственниками, но непонятно, кому можно, а кому нельзя сообщать о самочувствии пациента. Да, рассказывать о состоянии человека, находящегося без сознания, можно только близким родственникам. А что делать, если звонят другие люди?

Если человек в сознании, то он сам определяет, кому можно передавать информацию о нем, а кому нельзя. Но было непонятно, как в разгар эпидемии, при большом потоке пациентов узнавать про каждого звонящего, является ли он доверенным лицом.

Как лично вы сообщали родственникам о смерти пациентов?

– Чаще всего с родственниками тяжелых пациентов я к этому моменту уже общалась несколько раз. Они понимали, что если им кто-то звонит из больницы, то, скорее всего, их близкий умер.

В таких случаях разговор был простой. «Здравствуйте, это я» – «Вы звоните, значит…» – «Да, к сожалению». Просто подтверждаешь. Дальше люди плачут, ты их слушаешь, поддерживаешь. Даешь им телефон морга.

Если взаимопонимание с родственниками не было установлено заранее, то сначала я спрашивала, что они уже знают о состоянии близкого. Мне это нужно было, чтобы понять, насколько они готовы услышать то, что я должна им сказать.

Потом я делала предупреждение: «Вы знаете, у меня есть для вас очень тяжелые новости». Делала паузу, чтобы они могли собраться с духом.

А потом говорила все, как есть: «К сожалению, сегодня в такое-то время его не стало». Потом снова делала паузу, они плакали, я поддерживала. Давала им время.

Бывало, что люди звонили по несколько раз, каждый раз с новым вопросом: «Как же так произошло?» Они пытались, видимо, понять для себя, вдруг, они могли еще что-то сделать, но не сделали. Здесь нужна была только эмпатия, больше рецептов нет.

«После ИВЛ шансов умереть больше, чем выздороветь»

ТАСС

Сколько времени занимал разговор с родственниками, когда вы рассказывали им о состоянии пациента?

– В среднем, минуты четыре. Мы очень быстро поняли, что на ИВЛ высокая смертность, больше 50%. То есть, если человек попал на ИВЛ, то шансов умереть у него больше, чем выздороветь. Это был рубеж.

Я понимала, что после него надо людей постепенно готовить к возможному худшему сценарию. Но оказалось, что предлагать эту тему специально не надо. Если дать возможность людям задавать вопросы, они и сами спрашивают, каков прогноз.

Разговор о прогнозе всегда помогал людям подготовиться. Намного хуже повторять до последнего: «Все будет хорошо».

Сообщать о смерти было тяжело психологически, или профессиональная подготовка помогала справиться с эмоциями?

– Бесспорно, когда умеешь, делать это гораздо легче. Я вообще считаю, что главный ключ против выгорания медиков – это не консультации психологов, а навыки.

Мне лично было трудно потому, что я не видела ни пациентов, ни самих родственников. У меня была лишь медицинская документация. По записям реаниматолога не всегда можно составить полное впечатление, которое хотят услышать родственники.

[attention type=green]

Я могла сообщить какие-то объективные данные, но я не знала, как выглядит человек, насколько он страдает, говорил ли он что-нибудь. Даже просто передать привет от родных было сложно. Мне нужно было выяснить, кто сейчас дежурит на этаже, есть ли у него с собой телефон.

[/attention]

Тяжело было, когда умирали пациенты, с родственниками которых я много общалась. Они становились мне как родные, но я не видела ни их лиц, ни их близкого человека, которого мы вместе оплакивали.

Но моя функция – сотрудника колл-центра, отвечающего на вопросы родственников, – была создана только для эпидемии. В обычное время разговаривать с близкими пациентов должны лечащие врачи.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/o-smerti-patsienta-rodnym-soobshhili-tolko-cherez-4-dnya-oshibka-sistemy-a-ne-zlaya-volya/

В реанимацию разрешено допускать родственников

Человек лежит в реанимации, должны ли врачи ставить родственников в известность о состоянии больного (например случайно узнала,

Я хочу рассказать вам о важной для всех нас победе, которая стала возможной благодаря петиции на Change.org и 360 тысячам неравнодушных человек, которые приняли участие в кампании и подписали петицию.

В марте этого года я создала петицию на Change.org, потребовав от Минздрава обязать больницы не препятствовать допуску родственников в реанимацию. Когда-то сама я приезжала каждый день к дверям реанимации. Восемь дней мой девятилетний ребенок был в сознании и лежал в реанимационной палате один, привязанный к кровати….

С тех пор прошло 15 лет, а в нашей стране ничего не изменилось. В марте этого года я решила поднять этот наболевший вопрос. И у нас получилось!

Уже 2 месяца действует документ Минздрава о допуске в реанимацию, утвержденный 29 июня 2016 года, ситуация меняется к лучшему, она получила широкую огласку, двери реанимации начинают открываться!

И все это, поверьте мне, не было бы возможным без этой кампании и активного участия всех вас — пользователей Change.org. Я горжусь каждым из вас и каждому из вас очень благодарна! Это наша с вами заслуга! Мы сделали очень большое дело!

Желаю всем добра! Уверена, что нас ждет еще много великих дел — вместе мы сила!

Спасибо!Ольга Рыбковская,

Омск, автор петиции

Информационно-методическое письмо от 30 мая 2016 года

О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии

Посещения родственниками пациентов отделений реанимации и интенсивной терапии разрешаются при выполнении следующих условий:1. Родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). Медицинские справки об отсутствии заболеваний не требуются.2.

Перед посещением медицинскому персоналу необходимо провести с родственниками краткую беседу для разъяснения необходимости сообщить врачу о наличии у них каких-либо инфекционных заболеваний, психологически подготовить к тому, что посетитель увидит в отделении.3. Перед посещением отделения посетитель должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки.

Мобильный телефон и другие электронные устройства должны быть выключены.4. Посетители в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения в отделение не допускаются.5. Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания медицинского персонала, не прикасаться к медицинским приборам.6.

Не разрешается посещать пациентов детям в возрасте до 14 лет.7. Одновременно разрешается находиться в палате не более, чем двум посетителям.8. Посещения родственников не разрешаются во время проведения в палате инвазивных манипуляций (интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.), проведения сердечно-легочной реанимации.9.

Родственники могут оказывать помощь медицинскому персоналу в уходе за пациентом и поддержании чистоты в палате только по личному желанию и после подробного инструктажа.

10. В соответствии с Федеральным законом N 323-ФЗ, медицинскому персоналу следует обеспечить защиту прав всех пациентов, находящихся в отделении реанимации (защита персональной информации, соблюдение охранительного режима, оказание своевременной помощи).

Рекомендуемая форма памятки
для посетителей, с которой они должны ознакомиться перед посещением своего родственника в отделении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ)

Уважаемый посетитель!

Ваш родственник находится в нашем отделении в тяжелом состоянии, мы оказываем ему всю необходимую помощь. Перед посещением родственника просим Вас внимательно ознакомиться с этой памяткой.

Все требования, которые мы предъявляем к посетителям нашего отделения, продиктованы исключительно заботой о безопасности и комфорте пациентов, находящихся в отделении.1. Ваш родственник болен, его организм сейчас особенно восприимчив к инфекции.

Поэтому если у Вас имеются какие-либо признаки заразных заболеваний (насморк, кашель, боль в горле, недомогание, повышение температуры, сыпь, кишечные расстройства) не заходите в отделение — это крайне опасно для Вашего родственника и других пациентов в отделении.

[attention type=yellow]

Сообщите медицинскому персоналу о наличии у Вас каких-либо заболеваний для решения вопроса о том, не представляют ли они угрозу для Вашего родственника.2. Перед посещением ОРИТ надо снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки.3.

[/attention]

В ОРИТ не допускаются посетители, находящиеся в алкогольном (наркотическом) опьянении.4. В палате ОРИТ могут находиться одновременно не более 2-х родственников, дети до 14 лет к посещению в ОРИТ не допускаются.5.

В отделении следует соблюдать тишину, не брать с собой мобильных и электронных устройств (или выключить их), не прикасаться к приборам и медицинскому оборудованию, общаться с Вашим родственником тихо, не нарушать охранительный режим отделения, не подходить и не разговаривать с другими пациентами ОРИТ, неукоснительно выполнять указания медицинского персонала, не затруднять оказание медицинской помощи другим больным.6. Вам следует покинуть ОРИТ в случае необходимости проведения в палате инвазивных манипуляций. Вас об этом попросят медицинские работники.

7. Посетители, не являющиеся прямыми родственниками пациента, допускаются в ОРИТ только в сопровождении близкого родственника (отца, матери, жены, мужа, взрослых детей).

С памяткой ознакомился. Обязуюсь выполнять указанные в нейтребования.ФИО __________________________ Подпись ____________________________Степень родства с пациентом (подчеркнуть) отец мать сын дочь мужжена иное _________

Дата ________

Скачать pdf-файл>>>ПРАВИЛА ПОСЕЩЕНИЯ РЕАНИМАЦИИ

Источник: https://azbyka.ru/zdorovie/v-reanimaciyu-razresheno-dopuskat-rodstvennikov

Родным и близким дали право навещать пациентов в реанимации. Условия и ограничения

Человек лежит в реанимации, должны ли врачи ставить родственников в известность о состоянии больного (например случайно узнала,
https://www.znak.com/2020-09-21/rodnym_i_blizkim_dali_pravo_navechat_pacientov_v_reanimacii_usloviya_i_ogranicheniya

2020.09.21

В России с понедельника действуют новые правила, которые регулируют допуск родных и близких к пациентам отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Рассказываем, кому и на каких условиях по закону разрешены посещения и что делать, если в допуске в реанимацию отказывают.

Дарья Шелехова / Znak.com

О каком документе идет речь?

21 сентября в силу вступает приказ Минздрава № 869н, который уточняет положения поправок, внесенных в статьи 14 и 79 федерального закона о здравоохранении (323-ФЗ от 21 ноября 2011 года). Сами поправки были внесены в закон еще в июне 2019 года.

Их инициатором считается актер Константин Хабенский, который тремя года ранее, в апреле 2016 года, на одной из прямых линий обратил внимание Владимира Путина на то, что в России, в отличие от западных стран, де-факто невозможно повидаться (быть может, даже в последний раз) с родственником, если он оказался в реанимации.

Президент с постановкой вопроса согласился и поручил проработать его решение.

Нельзя сказать, что родственников в реанимации раньше не допускали совсем, но порядок их допуска к тяжелобольным регулировался локальными актами — то есть внутрибольничными приказами.

Проще говоря, вопрос всегда оставался на усмотрение больничной администрации. А ей по понятным причинам всегда было проще в этом допуске отказать.

Теперь право повидаться с членом семьи, оказавшемся в ОРИТ, гарантированно федеральным законом.

[attention type=red]

К приказу, который после корректировки базового закона выпустил Минздрав, прилагаются общие требования к организации посещения пациента ОРИТ.

[/attention]

Этот документ говорит о возможности такого посещения у родственников и «иных членов семьи или законных представителей пациента».

Но совершеннолетний пациент сам вправе расширить круг лиц, которые смогут его навещать, включив в него друзей, коллег и вообще кого угодно. 

Правда, пока не совсем ясно, будет ли достаточно один раз подписать какое-то универсальное согласие или всякий раз потребуется согласовывать с больным список новых посетителей.

Если пациент в силу своего состояния такое согласие дать не сможет и у него нет законных представителей (в случае с несовершеннолетними — это их родители или назначенные по закону опекуны), то вопрос будет решать больничная администрация в лице дежурного врача или лица, ответственного за организацию посещений пациентов. Такое ответственное лицо теперь должно появиться в каждой больнице или в ОРИТ.

Наиль Фаттахов / Znak.com

На каких условиях будет допуск в реанимацию?

Из документа следует, что к больному могут пустить одновременно только двух посетителей.

Это условие было и в более раннем документе — письме Минздрава от 30 мая 2016 года, которым почти сразу после памятной прямой линии и последовавшего поручения президента было довольно подробно регламентировано посещение родственниками пациентов в ОРИТ.

И кстати, оно требовало, чтобы посетителя, который не является родственником, обязательно сопровождал кто-то из членов семьи. В новом документе, который, в отличие от письма, предусмотрен федеральным законом, такого требования нет.

В новых общих требованиях также ничего не сказано о возрасте посетителей (в письме 2016 года был запрет на посещение детьми до 14 лет). От посетителей потребуют отключить или перевести в беззвучный режим мобильные телефоны и иные средства связи (ранее было одно требование — отключать гаджеты). 

Важно, что устройства не попросят оставить за пределами ОРИТ, а значит, у родственников и близких даже будет возможность сделать фото или записать видео.

В общих требованиях ничего не сказано о времени посещения, то есть формально нет ограничений на допуск родственников и в ночные часы. Логично, если этого требуют обстоятельства.

Общие требования также не регламентируют внешний вид пришедших навестить больного: ничего не сказано о том, что им нужно надевать бахилы, халат, маску, шапочку или, например, снимать верхнюю одежду.

Все это было в письме 2016 года, а теперь, вероятно, подразумевается, что соответствующие требования будут уточнены в правилах организации посещения пациентов ОРИТ, которые должны предусматривать в том числе требования, установленные санитарными правилами. Кстати, такие правила обязаны опубликовать на официальном сайте больницы и в общедоступных местах медицинской организации.

Могут ли отказать в доступе в реанимацию?

В правила, утвержденные в разгар пандемии, ожидаемо включили пункт, по которому никому нельзя навещать пациентов, находящихся в инфекционных боксах.

Впрочем, откажут в посещении больных и в тех больницах или отделениях, где введены общие карантинные ограничения.

Получается, что, даже когда человечество разберется с COVID-19, всегда будет риск, что нельзя будет посетить члена семьи, которому не повезло оказаться в реанимационной палате в период сезонного гриппа. 

[attention type=green]

Но самая плохая новость в том, что общие требования, утвержденные Минздравом, содержат довольно расплывчатые формулировки, которые могут стать основанием для отказа в допуске в ОРИТ.

[/attention]

И, по мнению юристов, это может нивелировать весь плюс от появления документа, сделав его фикцией.

На усмотрение дежурного врача или лица, ответственного за организацию посещений больных в ОРИТ, оставили вопрос допуска к пациентам в тяжелом состоянии. 

Из этого следует, что в посещении всегда могут отказать, сославшись именно на тяжесть состояния больного.

Есть также вопрос к пункту, который запрещает посетителям «препятствовать оказанию медицинской помощи». С одной стороны, все верно: нельзя мешать врачам делать свое дело, особенно когда стоит вопрос о жизни и смерти.

С другой — не станет ли в глазах медперсонала само пребывание «посторонних» в палате таким «препятствованием» — а значит, и поводом к отказу в посещении? Тем более в правилах есть оговорка: навещать пациента можно с учетом в том числе «интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации». Без всякой конкретики, что под этим подразумевается.

Но точно важно помнить, что в больницах не могут выдвигать условия, которые выходят за рамки общих требований. Например, если от посетителей требуют иметь при себе справку об отсутствии инфекционного заболевания, речь идет об ограничении, о котором не сказано ни в одном из упомянутых выше актов. А следовательно, это требование явно выходит за общие рамки и может быть оспорено. 

Наиль Фаттахов / Znak.com

Кстати, как можно оспорить отказ?

Для начала стоит иметь в виду, что общие требования, которые вступили в силу по приказу Минздава, — это довольно компактный документ, в котором всего 11 пунктов. Их несложно запомнить, но юристы всегда советуют подобные документы выводить на печать и брать с собой туда, где есть риск встретить вольное обращение с законом.

Если, как это часто бывает, отсылки к закону и подзаконным актам не действуют, сообщите намерение пойти к начальству, советует адвокат Екатерина Антонова из коллегии «Антонова и партнеры». Если это дежурный врач, говорите о том, что пойдете к руководителю ОРИТ; если перед вами он сам — что дойдете до главврача.

«Большинство таких ситуаций разрешается на месте путем обращения к руководителю», — уверена адвокат. Однако, отмечает Степан Хантимиров из адвокатского бюро Asterisk, сам документ Минздрава все же оставляет вероятность, что и администрация больницы не пойдет вам навстречу, мотивировав отказ тяжелым состоянием пациента.

 

В этом случае надо быть готовым идти дальше. Фиксировать отказ больницы разрешать вам допуск к близкому человеку в реанимации и оспаривать его законность. Фиксация возможна двумя способами (а лучше обоими сразу).

Во-первых, на телефон можно записать ваш разговор с медперсоналом и его руководством.

[attention type=yellow]

Во-вторых, необходимо подать официальную жалобу главному врачу на нарушение права посещения родственников в реанимации — разумеется, со ссылкой на пункт 15 части 1 статьи 79 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации, который дает вам такое право. Жалобу необходимо подать в двух экземплярах, на одном из которых в приемной главврача должны поставить отметку о том, что обращение принято к рассмотрению. Если в приемной этому препятствуют, снова доставайте телефон и фиксируйте это тоже.

[/attention]«Все это потом можно приобщить к другой жалобе, которая будет направлена вами в вышестоящую организацию — скорее всего, это будет региональное министерство или департамент здравоохранения», — советует Екатерина Антонова.

Одновременно можно обратиться в Минздрав РФ (через сайт или по горячей телефонной линии в своем регионе).

Есть также специальное надзорное ведомство в сфере здравоохранения — Росздравнадзор (также можно обратиться через сайт, по горячей линии 8 800 550 99 03 или воспользовавшись доступными способами связи с территориальным органом). Наконец, есть территориальный Фонд обязательного медстрахования и прокуратура.

Юристы сходятся во мнении, что общие рекомендации еще будут уточняться, в том числе нормативными актами регионов, в ведении которых находятся больницы. При этом важно понимать, что приказы региональных минздравов и депздравов могут только расширить права родственников, но никак их не сузить.

Поэтому можно предположить, что с появлением первой правоприменительной практики по России еще прокатится волна прокурорских протестов и судебных споров. А среди юристов появится дополнительная специализация — сопровождение родственников, идущих в своему больному в ОРИТ.

Но главное, что в нашей стране появилось закрепленное в законе право увидеться с близким человеком, попавшим на реанимационную койку.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: https://www.znak.com/2020-09-21/rodnym_i_blizkim_dali_pravo_navechat_pacientov_v_reanimacii_usloviya_i_ogranicheniya

Больничный произвол. Как медики нарушают закон, не пуская родных пациентов

Человек лежит в реанимации, должны ли врачи ставить родственников в известность о состоянии больного (например случайно узнала,

— Через два дня после того, как в Москве объявили карантин по гриппу и ОРВИ, моего мужа положили в больницу с диагнозом «ожог третьей степени». Ему оказали всю необходимую медицинскую помощь, но мужу нужна была также моральная поддержка. Но меня к нему не пустили, — рассказывает Елизавета В.

Женщина стала искать возможность быть рядом с мужем в трудный момент. Выяснилось, что такое право у неё есть. Супруг подписал ей доверенность (для этого ему пришлось спуститься на первый этаж больницы, буквально прыгая на одной ноге). Этот документ (образец есть в Интернете) сделал её юридическим представителем больного.

Михаил Юрчак, юрист, член общественного движения «Молодые юристы России» и замруководителя федерального проекта «Доступная медицина РФ»

С доверенностью Елизавета пришла в бюро пропусков больницы. Она была уверена, что её без проблем пропустят. Однако там заявили, что ни о каких бумагах «законного представителя» не слышали, и только твердили о карантине и «приказе сверху» посторонних не пускать.

Однако, по словам Михаила Юрчака, даже введение карантина не является причиной для отказа родственникам и законным представителям. Он отметил, что их должны пускать к больным после первичного осмотра: померив температуру, предоставив все необходимые средства для защиты (марлевую повязку, халат и бахилы).

— Требовать справки и запрещать вход родственникам с улицы — неправомерно. Исключение — нетрезвый вид этого человека или проведение операции больному. Если больница отказывает в допуске, то отказ должен быть оформлен в письменном виде, со ссылкой на соответствующий запрещающий документ, — рассказал он.

Но часто пациентами являются маленькие дети. Иногда они ещё и привязаны к аппаратам. И в это время малышам нужен не только особый уход, но также родительская любовь и забота. Однако именно в это время мам и пап к ним не пускают.

Елена Мартьянова, пресс-секретарь фонда «Вера», уточнила, что особенно часто страдают дети в реанимации, зависящие от аппарата искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ).

— Пока родители обращаются в фонды с надеждой на то, что их пустят, дети лежат одни в голых стенах реанимации, — отметила она.

Юрист Михаил Юрчак отметил, что, согласно п. 3 ст. 51 ФЗ № 323, родитель может находиться с ребёнком 24 часа в сутки вне зависимости от отделения и условий. Он отметил, что одному из родителей ребёнка до четырёх лет полагается бесплатное койко-место и питание. При этом предоставлять ли бесплатно данные услуги родителям детей старше четырёх лет, решает врач.

[attention type=red]

По статье 51, п. 3, 323 ФЗ, одному из родителей, члену семьи или иному законному представителю даётся право на совместное нахождение с ребёнком в медицинской организации при оказании соответствующей помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребёнка

[/attention]

Однако Елена Мартьянова, пресс-секретарь фонда «Вера», уточнила, что и сейчас нарушается закон. В пример она привела действительно ужасающие случаи 2016 года, когда помимо нарушения закона в больницах действовали ещё и против моральных принципов.

В Красноярске маму не пускали в реанимацию к двухлетнему ребёнку с неизлечимым заболеванием

Мать написала жалобу на имя главврача. Но результата — никакого. Родители решили бороться и дошли до министра здравоохранения. После этого ребёнка перевели в другую больницу. Но всё равно в реанимацию родителей пускали только днём. Только когда они обратились в прокуратуру, маме предоставили круглосуточный доступ. Когда ночью в больнице ребёнок умер, мама была рядом

Иногда пребывание одного из родителей важно не только для психологической поддержки ребёнка, но и дополнительного ухода.

В Череповце неизлечимо больной пятилетний ребёнок попал в реанимацию с пневмонией. Родителей не пускали

Но мать добилась, чтобы её пускали раз в два дня на тридцать минут. По её словам, в реанимации за ребёнком ухаживали очень плохо: у него появились пролежни. Медперсонал плохо очищал дыхательные трубочки от мокроты. Ребёнок провёл в реанимации месяц

Когда всё тайное становится явным и мать узнаёт о том, как её ребёнку было плохо, и к этому ещё и добавляется информация о халатном отношении врачей к ребёнку, мать может испытать шок, и в дальнейшем лечиться придётся уже ей.

В Чебоксарах ребёнок попал в реанимацию. Его маму не пускали на протяжении нескольких дней

Матери не разрешали даже посмотреть на ребёнка. После того как она передала жалобу в приёмную главного врача, ей позвонил лечащий врач. На следующий день ребёнка перевели в бокс, где мама увидела не только его, но и то, что у ребёнка образовались пролежни из-за недостаточного ухода в реанимации. После выписки женщине понадобилась психологическая помощь

— Когда кто-то из подопечных детей фонда попадает в реанимацию, родители не знают, сколько времени он там пробудет, вернётся ли оттуда, — говорит Елена Мартьянова.

Людмила Попова, психолог и руководитель центра «Белый аист», рассказала, что ребёнок, попавший в больницу в тяжёлом состоянии, испытывает психологические трудности. Особенно это касается маленьких детей.

— Для ребёнка до одного года мать — это его неотрывная часть, и она ему необходима втройне. Её присутствие способствует выздоровлению. Важно, чтобы родитель просто держал ребёнка за руку и смотрел в глаза, — говорит специалист.

Она отметила, что в целом, когда родитель рядом, у ребёнка снижается тревожность. И иногда, в критических ситуациях, присутствие матери даже может сыграть определяющую роль.

Однако родителю и самому важно видеть своего ребёнка. Ведь знать, что малыш прикован к больничной койке, — большой стресс.

— Находясь за дверью, родитель чувствует, что он беспомощен. Из-за этого у него усиливается стресс. Переживая такой опыт, родитель сам получает тяжёлую психическую травму, — рассказывает Попова.

Однако она также предостерегла, что, войдя в реанимацию, родитель может впасть в шоковое состояние. Это усложнит работу медперсонала. А потому перед входом в реанимацию нужно убедиться, что родитель устойчив и не будет паниковать. Тогда присутствие родителя будет неоценимо для ребёнка.

Возможно, вы слышите впервые о том, что больницы не пускают родителей к детям. И это неудивительно, ведь люди боятся не только отстаивать права пациента, но и говорить о таких произволах в больницах.

В фонде «Вера», который оказывает помощь семьям с неизлечимо больными детьми из разных городов России, это подтвердили.

— Как правило, во время лечения родители не готовы говорить об этом — так как боятся, что могут навредить детям, — рассказала руководитель пресс-службы фонда, Елена Мартьянова.

[attention type=green]

Для подтверждения того, что проблема существует, Лайф решил задать вопрос «Было ли у вас такое, что вас не пускали к ребёнку или к мужу в больницу?» в Интернете на форуме, в котором возможно сохранение анонимности. И большинство ответили положительно.

[/attention]

Чтобы не стать жертвой системы, нужно бороться за свои права. Как именно, рассказали юристы фонда «Вера».

— Если вы получаете отказ, то он должен быть зафиксирован письменно. В нём должен быть указан нормативный документ, на основании которого отказывают пустить к ребёнку, — говорят юристы фонда «Вера».

Они отметили, что всё происходящее лучше зафиксировать на аудио, но об этом собеседники должны быть заранее проинформированы. Также следует озвучить, что вы намерены обратиться в прокуратуру и Росздравнадзор.

Если это не подействовало, идите к лечащему, а затем главному врачам и пишите жалобы.

— На вашем экземпляре должны быть прописаны входящий номер, дата принятия и подпись принявшего лица. Если же жалобу не регистрируют, нужно отправить её по почте заказным письмом, — говорят юристы фонда «Вера».

Если и предыдущие действия ни к чему не привели, звоните на горячую линию Минздрава РФ 8 800 200-03-89 и в Росздравнадзор — 8 800 500 18 15.

Для последующих действий желательна помощь юриста.

Так, необходимо подать жалобу на нарушение права на совместное пребывание с ребёнком в стационаре в прокуратуру и территориальный фонд ОМС по субъекту.

Если больница всё ещё нарушает закон, обратитесь к уполномоченному по правам ребёнка в своём субъекте и добейтесь встречи с министром департамента здравоохранения субъекта РФ.

Как отметил Михаил Юрчак, чаще всего вопрос решается уже после заявления на имя главврача больницы, в которой оказался ваш близкий человек.

Источник: https://life.ru/p/974615

Инструкция: доступ родственников в реанимацию к пациенту старше 18 лет — Про Паллиатив

Человек лежит в реанимации, должны ли врачи ставить родственников в известность о состоянии больного (например случайно узнала,

19 августа 2020 года Минздрав России приказом № 869н утвердил общие требования к организации посещения пациента родственниками и иными членами семьи или законными представителями пациента в медицинской организации, в том числе в ее структурных подразделениях, предназначенных для проведения интенсивной терапии и реанимационных мероприятий.

Приказ вступит в силу 21 сентября 2020 года. 

Новые требования уточняют изменения, внесенныев статьи 14 и 79 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» 9 июня 2019 года. 

К сожалению, в окончательную версию приказа Минздрава по прежнему не вошло право на круглосуточное посещения пациентов в ОРИТ, о котором ходатайствовал Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера». 

А что это за требования? Есть ли там какие-либо ограничения?

Посетителям запрещается пользоваться мобильным телефоном и другими электронными устройствами. 

По-прежнему сохраняется правило, по которому одновременно находиться в палате могут не более двух посетителей.

[attention type=yellow]

А вот ограничения, касающиеся внешнего вида посетителей, сняты. Теперь перед входом в отделение не нужно надевать бахилы, халат, маску, шапочку. По крайней мере, таких требований в документе нет и вам не могут отказать в посещении, если у вас нет бахил или халата. 

[/attention]

Перед посещением реанимации ознакомьтесь с Правилами, а лучше распечатайте их, чтобы в случае разногласий показать медицинским работникам.

Перед посещением реанимации с меня требуют справки об отсутствии заболеваний. Это законно?

Нет. В Правилах перечислены все условия, при выполнении которых родственникам разрешается навещать пациентов в реанимации, и среди них нет требования предоставлять врачам справки об отсутствии заболеваний или результаты каких-либо анализов.

Кто может навещать пациента в отделении реанимации? Могут ли отказать в посещении двоюродной сестре или племяннику?

Согласно принятым требованиям пациента старше 18 лет могут посещать не только родственники и члены семьи, но и иные лица, например, друзья, но только с согласия пациента. 

Теперь пациента в стационаре, даже в ОРИТ, могут посещать дети без ограничения возраста. 

Для посещения пациентов в тяжелом состоянии, находящихся в палате, в том числе в ОРИТ, а также пациентов, которые не могут выразить согласие на посещение и/или отсутствует законный представитель, нужно согласие.заведующего отделением или дежурного врача / ответственного за посещения.

К сожалению, в приказе нет никаких четких критериев, которыми должны руководствоваться должностные лица медицинской организации, согласовывая посещение тяжелого пациента. 

Право на посещение священнослужителя, адвоката или законного представителя для защиты прав пациента предусмотрено статьей 19 Федерального закона № 323, оно остается неизменным.

Когда родственнику нельзя находиться в палате реанимации?

Какие-либо конкретные ситуации в требованиях не обозначены. Указано лишь то, что посетители не должны препятствовать оказанию медицинской помощи. 

Врач утверждает, что в больнице карантин, и вообще – правила внутреннего распорядка запрещают приходить родственникам. Что делать?

Запрещено посещение пациентов, находящихся в инфекционных боксированных отделениях и инфекционных боксированных палатах, а также в период введения в медицинской организации (ее структурном подразделении) ограничительных мероприятий (карантина).

Правила внутреннего распорядка – не повод вам отказать. Подобных ограничений не предусмотрено ни законом, ни Правилами посещения. Любые медицинские инструкции, указания и какие бы то ни было документы, не разрешающие посещение родственника, нарушают федеральное законодательство и не могут применяться.

Однако, в новых правилах есть оговорка о том, что посещение пациента осуществляется с учетом состояния пациента, соблюдения противоэпидемического режима и интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации. К сожалению, нигде не указано, какие требования по соблюдению противоэпидемического режима могут стать поводом запретить посещение, какие интересы и каких лиц будут основаниями отказа. 

Что делать, если врачи все-таки не пускают в реанимацию к родственнику?

Если лечащий врач отказывает в доступе в реанимацию, обратитесь к заведующему ОРИТ. Поставьте его в известность, что в случае отказа обратитесь с жалобой к главному врачу.

Если проблема не решена, необходимо подать жалобу на имя главного врача учреждения (см. форму жалобы).

Жалобу необходимо распечатать или написать от руки в двух экземплярах. Один экземпляр отдаете секретарю, на втором экземпляре вам должны поставить отметку о регистрации обращения (входящий номер, дату принятия и подпись принявшего лица) — этот экземпляр оставляете себе (см. инструкцию по подаче обращений).

Позвоните на горячую линию Минздрава РФ 8 800 200-03-89 и подайте обращение через сайт Росздравнадзора или на горячую линию Росздравнадзора 8 800 550 99 03.

Можно также обратиться с жалобами в территориальный орган Росздравнадзора, территориальный Фонд ОМС по вашему субъекту и прокуратуру на нарушение права на посещение родственника в стационаре.

Существуют ли другие нормативные акты, регулирующие вопросы посещения отделений реанимации?

Минздрав/департамент здравоохранения региона вправе принять приказ, регулирующий порядок посещения отделений реанимации в подведомственных учреждениях, который не должен противоречить нормам Федерального закона и приказа Минздрава РФ. Региональный или локальный правовой акт может расширять права граждан по сравнению с федеральным законодательством, но не ущемлять их.

Так, в Москве действует Приказ Департамента здравоохранения города Москвы от 29.06.2018 № 451 «Об организации посещений пациентов, находящихся в отделении реанимации и интенсивной терапии», в соответствии с пунктом 4.2 которого разрешено круглосуточное посещение родственниками пациентов в реанимации.

Если ваш родственник находится в ОРИТ медицинского учреждения Департамента здравоохранения г. Москвы, и вас к нему не пускают, в обращениях можно ссылаться и на Приказ № 451 (см. форму жалобы).

[attention type=red]

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

[/attention]

Источник: https://pro-palliativ.ru/blog/instruktsiya-dostup-rodstvennikov-v-reanimatsiyu-k-patsientu-starshe-18-let/

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: