Могу ли я повесить герб РФ у себя в кабинете? Или это может сделать только руководитель предприятия? Спасибо.

Содержание
  1. Как выполнить указ мэра Москвы от 6 октября и не нарушить закон — Право на vc.ru
  2. Дисклеймер
  3. Что случилось?
  4. Что нужно делать?
  5. ШАГ 1
  6. ШАГ 2
  7. ШАГ 3.
  8. Действительно ли передача номеров машин, телефонов и карт «Тройка» – это нарушение закона и что делать с давно удалёнными сотрудниками
  9. Чего требует указ мэра и чем грозит нарушение
  10. На каждого дистанционного работника в отчёте должны быть:
  11. Можно ли избежать штрафа
  12. Саркис Дарбинян, юрист «Роскомсвободы»:
  13. Надо ли получать согласие сотрудников на передачу данных
  14. Почему согласие может понадобиться
  15. Андрей Бодиловский, руководитель юридической практики B&B Андрей Бодиловский:
  16. Почему согласие может не понадобиться
  17. Что делать, если работник отказался дать информацию либо что-то скрыл
  18. Анна Иванова, руководитель практики трудового права бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры»:
  19. Нужно ли передавать сведения, если сотрудники работают удалённо давно
  20. Что если проездной или машину сотрудника на удалёнке возьмёт кто-то другой
  21. Ирина Ахмедова, руководитель практики персональных данных юрфирмы «Клифф»:
  22. Слишком многое себе позволяла Почему самый независимый журналист Нижнего Новгорода Ирина Славина сожгла себя у здания МВД. Репортаж Кристины Сафоновой
  23. «Я учительница, я хочу стать журналистом»
  24. «Она понимала, кто затягивает петлю на ее шее»
  25. Как можно и нельзя использовать флаг или герб РФ
  26. Флаг на флагштоке
  27. Штандарт президента в кабинетах чиновников
  28. Государственный герб
  29. Государственная символика на документах
  30. Россияне смогут использовать символику РФ безнаказанно
  31. Право на герб надо заслужить
  32. Зачем перекрашивать двуглавого орла

Как выполнить указ мэра Москвы от 6 октября и не нарушить закон — Право на vc.ru

Могу ли я повесить герб РФ у себя в кабинете? Или это может сделать только руководитель предприятия? Спасибо.

Указ Мэра Москвы от 6 октября 2020 г. No 97-УМ вызвал много вопросов. Ведь, согласно ему, все юридические лица и ИП, работающие на территории Москвы, должны представить Мэру и Правительству Москвы информацию о своих работниках и исполнителях услуг, такую как номер мобильного телефона, автомобиля и т.п.

Позвольте представиться: компания Б-152, приведение деятельности организации в соответствие с №152-ФЗ «О персональных данных» и GDPR. Мы занимаемся этим уже больше 10 лет, так именно на нас обрушился шквал вопросов про вышеупомянутый указ.

Чтобы не отвечать всем по отдельности, мы подготовили краткую инструкцию на этот счёт.

Её можно скачать в виде готового файла с нашего нового сайта (он в работе, так что не спешите сообщать о багах и глюках, мы их уже все знаем и фиксим) или прочитать ниже, на VC :)

Итак, как выполнить Указ и не нарушить требования ТК РФ и 152-ФЗ? Мы подготовили краткое описание и план действий для работодателей.

Дисклеймер

Приведенные ниже разъяснения и рекомендации являются позицией ООО «Б152» как специалистов в области обработки персональных данных и не претендуют на соответствие официальным разъяснениям государственных органов по рассматриваемому вопросу.

Что случилось?

Мэр Москвы Сергей Собянин издал Указ от 6 октября 2020 г. № 97-УМ (далее – «Указ»), согласно которому юридические лица и индивидуальные предприниматели должны еженедельно (начиная с 12 октября 2020 г.

) представлять Мэру и Правительству Москвы в электронном виде следующую информацию о своих работниках и исполнителях по договорам ГПХ, в отношении которых было принято решение о переводе на дистанционный режим работы в соответствии с требованиями Указа Мэра Москвы от 1 октября 2020 г.

№ 96-УМ «О внесении изменений в указы Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ и от 8 июня 2020 г. № 68-УМ»:

1. номер мобильного телефона;

2. государственный регистрационный номер транспортного средства (при наличии)

3. номер электронной карты «Тройка» (при наличии)

4. номер электронной карты «Стрелка» (при наличии)

5. номер социальной карты (при наличии)

6. номер месячного проездного билета без лимита поездок и с лимитом 70 поездок; временного единого социального билета; временного льготного билета (при наличии).

Кто попадает под требования Указа?

Под требования попадают юридические лица и индивидуальные предприниматели, работающие на территории Москвы.

Являются ли перечисленные сведения персональными данными?

[attention type=yellow]

Обратите внимание, что в п. 2.1 Указа специально закреплено, что соответствующие сведения представляются работодателями без персональных данных.

[/attention]

Данный вывод применительно к номеру мобильного телефона прямо подтверждается судебной практикой[1].

Указанные сведения являются персональными данными:

для работодателей, поскольку они также обладают иной информацией о своих работниках.

для Правительства Москвы, так как оно может идентифицировать работников при сопоставлении представленных сведениях о них с имеющейся информацией о них в государственных базах данных.

Резюмируем: сведения, закрепленные в Указе, относятся к персональным данным, и для их обработки следует соблюдать требования законодательства о персональных данных.

Что нужно делать?

Поскольку в настоящий момент отсутствуют детальные разъяснения государственных органов по применению норм Указа, мы предлагаем рассмотреть различные варианты по реагированию и выбрать тот вариант, который связан с наименьшими рисками для вашей организации.

Ниже приведена краткая инструкция для работодателей:

ШАГ 1

Вариант 1. Не собирать у работников номера телефона, транспортного средства или проездного, если они вам не требуются.

Важно заметить, что Указ не предписывает, чтобы работодатели собирали сведения о работниках, которых у них нет.

Вы можете передать Правительству Москвы только те сведения о работниках, которые вы уже обрабатываете:

номера телефонов работников скорее всего у вас уже есть, поскольку вам они нужны для связи;

[attention type=red]

что касается номера автомобиля или проездного, то эти сведения нужно будет представлять только тем работодателям, которые оплачивают проезд своих работников по условиям трудового или гражданско-правового соглашения.

[/attention]

Вариант 2. Запрашивать у работников номера телефона, транспортного средства или проездного исключительно для целей исполнения Указа.

Несмотря на то, что в Указе отсутствует предписание собирать недостающие сведения о работниках, меньшим риском для работодателей может стать строгое следование требованию представлять перечисленные сведения о работниках.

Тем более, что в условиях распространения коронавирусной инфекции нарушение требований Указа может быть расценено как более серьезное нарушение по сравнению с нарушением принципов об обработке персональных данных, закрепленных в 152-ФЗ.

ШАГ 2

Убедитесь, что передаваемые сведения актуальны

Представление сведений Правительству Москвы должно соответствовать данным принципам.

2.2. Работодатель должен самостоятельно проверять точность представляемых сведений. Например, номера телефонов можно проверять звонком, а номера транспортных средств и пропусков – фотографиями или правоустанавливающими документами.

2.3. Заметим, что за нарушение данного требования предусмотрена административная ответственность в виде предупреждения или административного штрафа на юридических лиц от 30 000 тысяч до 50 000 тысяч рублей.

В то же время на практике отсутствуют штрафы за нарушение указанных принципов.

ШАГ 3.

Вариант 1. Согласие на передачу персональных данных работников не требуется

3.1.1. Представление персональных данных Правительству Москвы является видом обработки персональных данных, следовательно работодатель (как оператор) обязан иметь законное основание для такой обработки по 152-ФЗ.

Передача перечисленных сведений допускается без согласия работников, поскольку она необходима для достижения общественно значимых целей[2], а именно для борьбы с распространением коронавирусной инфекции.

Мы считаем, что данное законное основание (обработка необходима для достижения общественно значимых целей) может использоваться постольку, поскольку права и свободы субъекта персональных данных не нарушаются.

Источник: https://vc.ru/legal/165442-kak-vypolnit-ukaz-mera-moskvy-ot-6-oktyabrya-i-ne-narushit-zakon

Действительно ли передача номеров машин, телефонов и карт «Тройка» – это нарушение закона и что делать с давно удалёнными сотрудниками

Могу ли я повесить герб РФ у себя в кабинете? Или это может сделать только руководитель предприятия? Спасибо.

На фоне роста заболеваемости Covid-19 и угрозы второй волны пандемии мэр Москвы Сергей Собянин вновь вводит жёсткие ограничения. Среди них – требование для работодателей перевести треть сотрудников на удалёнку и еженедельно сообщать властям номера телефонов, автомобилей, а также карт «Тройка» и социальных карт сотрудников. За несоблюдение им грозят штрафы.

По мнению юристов, мэрия переложила на бизнес сбор информации для контроля за передвижением жителей, но не объяснила возможные риски: например, как выполнить требования и не нарушить закон «О персональных данных» и что случится, если сотрудник будет против.

Чего требует указ мэра и чем грозит нарушение

С 5 по 28 октября работодатели должны перевести на удалёнку как минимум треть сотрудников, а также всех работников старше 65 лет и страдающих хроническими заболеваниями. Но компании могут оставить тех, чьё присутствие на рабочем месте критически важно.

Начиная с 12 октября бизнес должен каждую неделю отчитываться о переводе не менее чем 30% сотрудников на удалённый режим работы.

На каждого дистанционного работника в отчёте должны быть:

  • Номер мобильного телефона.
  • Регистрационный номер автомобиля.
  • Номер проездных карт «Тройка» и «Стрелка».
  • Номер социальной карты и номер месячного проездного билета без лимита поездок и с лимитом 70 поездок, временного единого социального билета и временного льготного билета.

Передавать данные работодатели должны в электронном виде через личный кабинет на сайте мэра и правительства Москвы. Если не перевести как минимум треть работников на удалёнку и не отчитываться об этом, мэрия грозит наказанием по статье 20.6.

1 КоАП России (Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или её угрозе):

  • Для предпринимателей – штрафы от 30 тысяч до 50 тысяч рублей. Если из-за нарушений кто-то пострадает, штраф будет выше – от 500 тысяч до 1 млн рублей.
  • Для компаний – от 100 тысяч до 300 тысяч рублей, а если кто-то пострадает – от 500 тысяч до 1 млн рублей.
  • Для предпринимателей и компаний – приостановка работы на срок до 90 дней.

Можно ли избежать штрафа

Так как власти нечасто обращают внимание на небольшой бизнес, маленькие предприятия смогут избежать последствий, полагает руководитель юридической практики B&B Андрей Бодиловский.

Юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян считает, что требования мэрии нарушают права москвичей – на своей странице в он пообещал предпринимателям помочь обжаловать штраф за несоблюдение требований, если его выпишут. Он также заявил, что организация готовит иск по обжалованию указа Собянина от 6 октября.

Саркис Дарбинян, юрист «Роскомсвободы»:

Очевидно, всё это надо собянинской администрации лишь для того, чтобы следить за сотрудниками и нахлобучивать бизнес, если по данным геоаналитики, технологий распознавания лиц удалённые сотрудники вдруг окажутся в своих офисах.

Помните, что вы в ответе за тех, кого наняли. Все полученные от вас данные будут использованы против вас и ваших коллег. И рано или поздно они, конечно же, попадут на чёрный рынок.

Надо ли получать согласие сотрудников на передачу данных

У юристов нет единого мнения по этому вопросу. Андрей Бодиловский и Саркис Дарбинян считают, что скорее всего придётся получить согласие каждого сотрудника, иначе есть риск нарваться на штраф за нарушение закона «О персональных данных».

Другая точка зрения у юристов из бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры» и фирмы «Клифф»: они не отрицают, что запрашиваемые московским правительством сведения можно признать персональными данными, но считают, что есть обстоятельства, которые освобождают от наказания за их обработку не по правилам.

Почему согласие может понадобиться

В указе мэра написано, что сведения о работниках нужно предоставлять без персональных данных. Видимо, текст указа исходит из того, что набор номеров без полного имени не признаётся персональными данными, но это не совсем так, рассуждает Бодиловский.

По мнению юриста, номер телефона или социальной карты вместе с местом работы можно признать персональными данными. Так же считают в юрфирме «Клифф»: в совокупности эти данные позволяют определить человека.

Андрей Бодиловский, руководитель юридической практики B&B Андрей Бодиловский:

Таким образом, сам указ не нарушает ФЗ «О персональных данных». Это ведь работодатель, в конечном счёте, принимает решение, какой объём данных предоставить.

Но если работодатель предоставит персональные данные без согласия работника, то он нарушит пункт первый статьи 6 ФЗ. А мэрия разведёт руками и скажет: «Ну, мы же тебе написали «без персональных данных», что ж ты наделал».

Получается, работодатель между молотом и наковальней. С одной стороны штрафы за неисполнение указа, с другой стороны штрафы за распространение персональных данных сотрудников.

Почему согласие может не понадобиться

Указ мэра Москвы попадает под исключение закона «О персональных данных», считает Ирина Ахмедова, руководитель практики персональных данных юрфирмы «Клифф». Юрист ссылается на пункт второй части первой статьи 6 этого закона.

В этом пункте написано, что обработка персональных данных допускается, если это необходимо для выполнения законодательства Российской федерации, при этом о согласии на обработку не написано. Ахмедова считает, что под это определение попадают не только федеральные правила, но и региональные.

К тому же в форме передачи сведений напротив всех пунктов, кроме номера телефона, есть пометка «при наличии», а работодатель не обязан знать, есть ли у работника социальная карта, автомобиль или карта «Тройка», отметила Ахмедова.

Если есть сведения, неизвестные работодателю, согласием на их передачу будет сам факт того, что работник предоставил эти данные. В юридической практике это называется конклюдентные действия.

Скорее всего работодателей, которые выполнили требования мэра Москвы и собрали данные, не будут привлекать к ответственности за нарушение закона «О персональных данных», полагает Анна Иванова, руководитель практики трудового права адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

«В противном случае, как только произойдёт первый такой прецедент, ситуация получит огласку», – рассуждает юрист.

Что делать, если работник отказался дать информацию либо что-то скрыл

Согласие на передачу данных добровольное – сотрудник может его и не дать, напомнил Андрей Бодиловский. Об этом же предупредил Саркис Дарбинян.

В этой ситуации компания должна просить не согласие, а запрашивать информацию, считает Анна Иванова: «Это не согласие, а иная форма взаимодействия – запрос информации. Целесообразно запрашивать информацию письменно, хотя бы по электронной почте».

Анна Иванова, руководитель практики трудового права бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры»:

Должен быть внутренний документ. Например, приказ для тех, кого перевели на дистанционную работу: «В соответствии с указом мэра Москвы…прошу вас предоставить такие-то данные строго до такого-то числа. В случае если вы не предоставите либо дадите некорректные данные, то мы вас уведомляем о том, что вы можете быть привлечены к административной ответственности».

Логика в указе такая: если работодатели должны предоставить эту информацию, то очевидно, что и работники должны предоставить эту информацию работодателю. Работодателей меньше, чем работников, и спросить у них проще. То есть на работодателей возложили часть функций по сбору информации.

Если работодатель запросил информацию в письменной форме и разъяснил возможные последствия за отказ их предоставить, то он не будет нести ответственности, если работник скроет информацию, считает Иванова.

[attention type=green]

Юрист напомнила, что есть постановление пленума Верховного суда о применении Трудового кодекса.

[/attention]

Там есть понятие «злоупотребление правом», хотя о нём говорится в другом контексте: нельзя увольнять сотрудника на больничном, но если работник скрыл больничный, то работодатель не несёт ответственности за увольнение. Потому что работодатель об этом не знал и, соответственно, действовал добросовестно.

Нужно ли передавать сведения, если сотрудники работают удалённо давно

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Андрей Бодиловский считает, что если сотрудники компании работали удалённо до указа мэра и такой формат прописан в трудовом договоре, то формально перевода на дистанционный режим в связи с ограничениями не было.

«А значит и отчитываться, вроде как не нужно», – считает Бодиловский. Однако он предупреждает, что способ спорный и может не сработать.

Анна Иванова полагает, что стоит ожидать дополнительных разъяснений, но учитывать стоит всех: и тех, кого переводят на дистанционную работу сейчас, и тех, кто работает в таком формате по договору давно. «Сейчас провести чёткую грань очень сложно. А дистанционные работники могут очень активно перемещаться», – пояснила Иванова.

Что если проездной или машину сотрудника на удалёнке возьмёт кто-то другой

Картой или автомобилем удалённого сотрудника могут пользоваться родственники или друзья. Какие могут быть последствия в этом случае, тоже непонятно.

Ирина Ахмедова, руководитель практики персональных данных юрфирмы «Клифф»:

Карты «Тройка» и «Стрелка», месячный проездной билет могут использоваться всеми членами семьи или друзьями, равно как и транспортное средство. Никаких анкет при получении карт или билета не заполняется.

Но что влечёт за собой использование в метро карты «Тройка», закреплённой за удалённым сотрудником? Невозможно установить, кто использовал эту карту: удалённый сотрудник, едущий на работу, или член его семьи, работающий в обычном режиме, а может быть удалённый сотрудник решил поехать по своим делам.

Источник: https://vogazeta.ru/articles/2020/10/8/CHto_proiskhodit/15206-deystvitelno_li_peredacha_nomerov_mashin_telefonov_i_kart_troyka__eto_narushenie_zakona_i_chto_delat_s_davno_udalyonnymi_sotrudnikami

Слишком многое себе позволяла Почему самый независимый журналист Нижнего Новгорода Ирина Славина сожгла себя у здания МВД. Репортаж Кристины Сафоновой

Могу ли я повесить герб РФ у себя в кабинете? Или это может сделать только руководитель предприятия? Спасибо.

Днем 2 октября 2020 года главный редактор нижегородского издания KozaPress Ирина Славина совершила акт самосожжения у здания МВД Нижнего Новгорода и погибла. Ей было 47 лет. Перед смертью Славина написала пост в фейсбуке, в котором попросила винить в ее смерти Российскую Федерацию.

Семья Славиной, ее друзья и коллеги уверены, что на такой шаг она пошла из-за постоянного давления власти. Они называют ее поступок подвигом.

Специальный корреспондент «Медузы» Кристина Сафонова провела в Нижнем Новгороде несколько дней и рассказывает, как живет город и близкие Ирины Славиной после ее гибели — и что они говорят о причинах случившегося.

В небольшом зале Дома ученых, расположенного в центре Нижнего Новгорода, погашен свет. Единственное светлое пятно — сцена, по бокам которой висят красные театральные шторы. В самом центре, на возвышении — закрытый белый гроб. В нем лежит Ирина Славина.

Проститься с главным редактором нижегородского издания KozaPress днем 6 октября пришли несколько сотен человек. Один за другим они подходят к краю сцены и оставляют у черно-белого портрета Славиной цветы, по просьбе ее семьи — живые.

Многие после этого не уходят и, заняв одно из красных откидных кресел, смотрят, как под траурную музыку на заднике сцены сменяются фотографии журналистки с надписью «Живи!».

Некоторые решаются выступить с речью — церемония прощания проходит в формате «открытого микрофона». 

Друзья, коллеги Славиной и те, кто лично знаком с ней не был, рассказывают, что она была неравнодушной, принципиальной и независимой, «лучшей в этом Нижнем, мать его, Новгороде и не только».

А ее смерть — это «последний протест», самопожертвование и подвиг, сравнимый с поступком и . В темноте слышны всхлипы. Плачет и 70-летняя мать Ирины Славиной — невысокая женщина с волнистыми волосами, повязанными черной лентой.

Муж журналистки, Алексей Мурахтаев, и дети — 20-летняя Маргарита и 30-летний Вячеслав — на людях стараются не проявлять эмоций. 

К часу дня — спустя два часа с начала церемонии прощания — цветов на сцене уже так много, что за ними почти не видно портрета журналистки. Выступления становятся резче, а публика реагирует эмоциональнее. «Иру убили!» — жестикулируя говорит знакомый Славиной, правозащитник Станислав Дмитриевский. В зале впервые раздаются аплодисменты.

«Хватит молчать! Хватит бояться! Если сейчас мы опять посидим, погорюем, польем слезы и разойдемся, это значит, что она умерла зря», — продолжает Дмитриевский. Собравшиеся снова аплодируют.

[attention type=yellow]

 Дальше со сцены предлагают после церемонии дойти с портретом Славиной до места, где она погибла (люди из зала охотно соглашаются), и даже пронести по улицам Нижнего Новгорода гроб с телом журналистки (эта идея не получает большого отклика).

[/attention]

Одной из последних к микрофону подходит невысокая женщина с тихим дрожащим голосом, с Ириной Славиной она не была знакома. «Мне очень страшно выступать. Я маленький человек. Я маленький житель этого города.

Я маленький житель Российской Федерации, который всегда жил в своей семье, в своем маленьком доме. Мне было так хорошо жить, и я боялась жить иначе, и боюсь до сих пор. Очень сильно боюсь», — говорит она.

И добавляет, что самым страшным было бы, если бы поступок Ирины Славиной оказался «напрасным». Но этого, на ее взгляд, не случилось, потому что она сейчас здесь.

«Я очень благодарна, что она [Ирина Славина] думала не только о глобальной несправедливости. Она думала о маленьких людях, она думала обо мне». Дотронувшись ладонью до крышки гроба, женщина произносит: «Прости меня».

«Я учительница, я хочу стать журналистом»

«Все прекрасно знают, кто такая Ирина Славина. И мало кто знал, кто такая Ирина Мурахтаева», — так начинает рассказ о Славиной нижегородский журналист Александр Пичугин. 

Ирина Мурахтаева (до замужества Колебанова) родилась 8 января 1973 года в . Здесь же она получила филологическое образование и восемь лет проработала школьным учителем русского языка и литературы. А в 2003 году, отучившись по специальности «журналистика» в Университете Российской академии образования, устроилась в газету «Нижегородская правда». 

«Она пришла и сидела около кабинета, сказала: „Я учительница, я хочу стать журналистом“», — пересказывает коллега и близкий друг Мурахтаевой Александр Гущин слова тогдашнего заместителя главного редактора газеты Геннадия Чеснокова.

Чесноков, продолжает рассказ Гущин, посчитал Ирину очень талантливой, взял на работу и стал ей способствовать — «подыскивал не то что учителей, а людей, которые могли подсказать». Тогда в «Правде», говорит Гущин, работали «реально светила». Свои публикации Ирина Мурахтаева подписывала псевдонимом Славина.

Как рассказывают ее коллеги и друзья, так она делала из любви к отцу — моряку дальнего плавания Колебанову, умершему от рака в 2014 году. По этой же причине Славина, общаясь с фейсбуке, часто называла себя «Капитанской дочкой».

В «Нижегородской правде» Ирина Славина проработала восемь лет. И тогда, и сейчас газета принадлежала правительству области. «Мы делали правительственные заказы — и [местные] выборы, и путинские выборы.

Все было, — вспоминает Александр Гущин, работавший в издании сначала дизайнером, а затем художественным руководителем. — Она [Ирина] была очень бескомпромиссный человек, так скажем. Чем больше она погружалась в журналистику, тем тяжелее ей было писать о чем-то таком».

По его словам, руководство газеты неоднократно отказывалось публиковать материалы Славиной, в которых критиковались «госдеятели всякого рода». Но уволиться ее попросили после того, как она опубликовала на форуме нижегородского сайта nn.

ru инструкцию под названием «Единая Россия — акцент для СМИ», пришедшую в газету накануне парламентских выборов.

«Город провинциальный, связи очень плотные. Когда начинаешь копать какую-то историю, рано или поздно обнаруживаешь в ней интересы многочисленных социальных группировок, в том числе влиятельных.

[attention type=red]

Когда она [Ирина Славина] задевала чьи-то интересы, ее звали на ковер и объясняли — этих трогать нельзя. Договориться с Ирой было невозможно, и ей предлагали уволиться», — рассказывает Светлана Кукина, работавшая со Славиной в нескольких редакциях.

[/attention]

За следующие пять лет Ирина уволилась из газеты «Нижегородский рабочий» (где сотрудникам месяцами задерживали зарплату), информационных агентств «Ньюсрум 24» (из-за новости о том, что на проправительственную акцию привезли массовку из студентов) и «Ньюс-НН» (отсюда Славиной пришлось уйти после того, как она запросила в министерстве сельского хозяйства «несколько цифр»). 

О своей ситуации с работой Славина писала в фейсбуке. Весной 2015 года, вспоминает Светлана Кукина, кто-то сказал ей: «Ира, попробуй работать на себя». Деньги на открытие издания Славиной дали знакомые (в том числе Кукина), подписчики придумали название — «Коза».

«Идея изначально была сделать медиа из независимых журналистов, которые зарабатывают на донатах пропорционально. Но как-то получилось, что писала одна Ира», — рассказывает бывший соучредитель «Козы» и владелец нижегородской web-студии Go-Promo Дмитрий Лещев.

Проект существовал в основном на пожертвования подписчиков, но денег часто не хватало, и Ирина была вынуждена параллельно подрабатывать в других редакциях.

«Она жила „Козой“. Она родила ее, она ее воспитала, — говорит Александр Гущин. — Я знаю, что ей было тяжело. У нас неоднократно были с ней такие разговоры. Я говорил: „Ир, надо делегировать“. — „Да, мне помогают. Вот бухгалтер на общественных началах. Вот программист тоже на общественных началах“. Она иначе бы не справилась, понятное дело. Она совершенно некоммерческая».

В мае 2020 года Славина писала о том, что доход «Козы» увеличился: 60 человек ежемесячно жертвуют изданию 24 тысячи 583 рубля. Среди них и Гущин, но об этом он Ирине никогда не рассказывал. «Она мне говорила: „Слава богу, что я не знаю этих людей“. У нее денежный вопрос всегда был такой… Она очень стеснялась. Даже писала мне: „Саша, я живу на пожертвования“.

Да еще с таким отчаянием», — вспоминает Гущин. 

Несмотря на финансовые трудности, уже через год-два «Коза» Славиной стала «брендом нижегородской свободной журналистики», говорит журналист Александр Пичугин.

По его словам, в Нижегородской области еще остаются независимые издания и журналисты, но вряд ли кто-то может сравниться со Славиной: «Она была очень работоспособным человеком и четко понимала, что такое „хорошо“ и „плохо“.

У нее была огромная база инсайдеров, которой позавидовал бы любой другой журналист в Нижнем». «У нас в городе нет больше СМИ, которому можно доверять так, как доверяли Иркиной „Козе“. Если она написала, значит, правда», — говорит коллега Славиной Светлана Кукина. С ней соглашается Александр Гущин.

«Когда какой-то материал нигде не хотели ставить [из-за цензуры], всегда говорили: „К Славиной. Она поставит, она поможет“. Причем даже редактора газет это говорили. И не один десяток, не два, а огромная толпа людей», — утверждает он.

Время от времени «Коза» опережала по цитируемости даже крупные издания Нижегородской области (например, в 2019 году она заняла второе место в рейтинге «Медиалогии» самых цитируемых СМИ региона).

Среди тем, о которых писала Ирина Славина, — дело о депортации отца восьми детей Висама Аль-Тбахи, прожившего в Нижнем Новгороде больше 20 лет; проблемы благоустройства нижегородского парка «Швейцария», местные выборы и преступления сотрудников правоохранительных органов. 

«Для нее не было различий — она могла наехать на сотрудника ФСБ так же, как на районного чиновника, — говорит журналистка Наталья Резонтова. — Иногда было за нее страшно».

«Она понимала, кто затягивает петлю на ее шее»

Утром 13 января 2017 года Ирина Славина обнаружила, что кто-то порезал колеса ее машины. А на капоте оставил листовку: «В вашем подъезде проживает СКОТИНА Ирина Мурахтаева („Славина“). Сегодня она одобряет действия террористов! ЧТО ЖДАТЬ ОТ НЕЕ ЗАВТРА?!» Такими же листовками, писала Славина, было «усеяно все в округе». 

Источник: https://meduza.io/feature/2020/10/09/slishkom-mnogoe-sebe-pozvolyala

Как можно и нельзя использовать флаг или герб РФ

Могу ли я повесить герб РФ у себя в кабинете? Или это может сделать только руководитель предприятия? Спасибо.

В частности, допустимо ли использование атрибутов государственной власти в офисе частной фирмы или домашнем кабинете?

В решении этих вопросов надо ориентироваться, прежде всего, на действующее законодательство, в котором достаточно подробно говорится о сфере использования государственной символики. В законе сказано, какие организации и учреждения обязаны иметь государственный флаг на своих фасадах и стенах кабинетов, а кто может использовать его в каких-то случаях.

Так, например, недавно прокуратура Белгородской области призвала к ответу нескольких людей, которые использовали государственный российский флаг в своих частных компаниях или в своем быту. В федеральном конституционном законе сказано, что флаг может использоваться гражданами:

  • в каких-то торжественных случаях
  • при праздновании особых дат
  • при проведении семейных праздников и т.д.

То есть нельзя требовать, чтобы государственный флаг сняли со своего дома или дачи, или фирмы, если его подняли ради какого-то знаменательного события.

Прокуратура считает, что, поскольку флаг означает принадлежность к государственной структуре, он не может постоянно быть над частным зданием. К сожалению, эта позиция недостаточно точно прописана в законе, и поэтому возникают определенные проблемы с правильным, корректным использованием этого атрибута власти.

[attention type=green]

В Финляндии и многих других западных странах наряду с государственным флагом есть еще флаг национальный, который каждый финн имеет право поднимать над своим домом. Такое же правило существует и в Дании, и в Швеции.

[/attention]

А над государственными учреждениями развевается государственный флаг, который отличается от национального тем, что на нем есть изображение государственного герба. У нас же в стране один флаг выполняет эти две функции. Поэтому каждый раз нужно рассматривать конкретную ситуацию, при которой он используется.

Флаг на флагштоке

Для разного количества флагштоков у государственного флага могут быть разные позиции. Левый флагшток — самый главный, он предназначен для государственного флага, затем — по степени убывания статуса флага — флаг субъекта Федерации, муниципального образования и фирмы( трящего на флаг).

Если же предусмотрено нечетное количество флагштоков, в центре располагают флаг государства, слева от него — следующий флаг по старшинству, справа — наименьший по статусу. Если вопрос размещения связан с высотой, то выше всех должен развеваться государственный флаг, а другие не должны быть большими по размеру.

Использование же государственного флага над каким-либо двусмысленным местом, явно не соответствующим его статусу, недопустимо, и правоохранительные органы это пресекают.

Штандарт президента в кабинетах чиновников

Что касается штандарта президента который почему-то в последнее время тоже появился в кабинетах высоких чиновников то это совершенно особый знак с особой сферой использования.

Штандарт президента нельзя рассматривать как некий общий символ президентской власти, который может использовать сотрудник администрации, или как знак, выражающие лояльность к президенту. Это, прежде всего, должностной знак, который принадлежит только одному человеку в государстве — Президенту Российской Федерации.

В соответствии с указом президента его флаг поднимается над резиденцией, где находится сейчас президент, или над транспортным средством, которым пользуется в данный момент президент. Использование его штандарта чиновниками любого уровня — правительственными, губернаторскими, представителями прокуратуры, министерств и ведомств — недопустимо.

Этот флаг не может держать у себя в кабинете даже полномочный представитель по делам президента — это сугубо должностной знак, принадлежащий только первому липу государства.

Что происходит у человека дома, никого не волнует, там могут быть какие угодно флаги. Но использование штандарта президента в рабочем официальном кабинете означает узурпацию должностного знака, на которую никто не имеет права.

К сожалению, объяснить эту простую истину важным чиновникам бывает очень сложно.

Государственный герб

Использование государственного герба в кабинетах руководителей частных компаний тоже вызывает разногласия. Если это кабинет частного дома, там может быть все что угодно.

Что касается официальных учреждений, то в федеральном законе прописано, кто из них имеет право использовать государственный герб. Его наличие означает, прежде всего, принадлежность
к государственной структуре.

[attention type=yellow]

Если руководитель частной фирмы у себя в кабинете повесил Герб Российской Федерации, значит, он таким образом причислил свою организацию к государственным — этим он вводит своих партнеров или клиентов в заблуждение.

[/attention]

Часто чиновники, которые по рангу и не являются государственными служащими, размещают у себя в кабинетах Герб РФ, тем самым необоснованно повышая свой ранг. Многие объясняют, что таким образом они проявляют свою лояльность по отношению к государству. Но при этом происходит некое нарушение закона: ведь они таким способом присваивают себе статус государственной власти.

Государственная символика на документах

Также нельзя использовать государственную символику ни на официальных документах частной компании, ни на визитных карточках. На них может быть использована эмблема, герб компании, но ни в коем случае — государственный герб.

Руководитель компании может в кабинете повесить герб своей фирмы или личный герб, но не государственный. Его рабочий кабинет может быть украшен флагом какой-то воинской части или корабля, на котором он когда-то служил. Например, на флоте старые флаги списываются по причине их ветхости, и тогда на память о своем корабле капитан может взять его себе. Здесь нет никакого нарушения.

Источник: http://proeticet.ru/3_gosudarstvennaya_simvolika.html

Россияне смогут использовать символику РФ безнаказанно

Могу ли я повесить герб РФ у себя в кабинете? Или это может сделать только руководитель предприятия? Спасибо.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин и председатель комитета ГД по госстроительству Павел Крашенинников внесли на рассмотрение законопроект о снятии ограничений на неофициальное использование герба России

В настоящее время использование государственного герба возможно только в случаях, специально оговоренных законодательством. Если государственный герб используется в иных случаях за это может последовать административная, а также уголовная ответственность.

В случае принятия законопроекта организации и граждане смогут неофициально использовать герб на различных массовых и публичных мероприятиях, а также в производстве сувенирной продукции.

Право на герб надо заслужить

Такие ограничения в самом деле присутствуют в действующем законодательстве, подтверждает эксперт по геральдике и флагам Владимир Медведев. Но, уточняет он, введены они были не из-за желания государства ввести «монополию на патриотизм», а по куда более прозаическим причинам.

«До принятия законов о государственной символике очень многие предприимчивые бизнесмены использовали национальные символы и слово „Россия“ для придания своим компаниям видимости государственных.

Обычный человек видел герб РФ в логотипе такой компании и по умолчанию предполагал, что имеет дело со структурой, за которой стоит государство.

На этой доверчивости погорело такое количество россиян, что пришлось использование символики жестко ограничить», — рассказал он «Ридусу».

Закон «О Государственном гербе Российской Федерации» вступил в силу 25 октября 2000 года, и он стал всего лишь вторым по счету среди так называемых конституционных законов РФ (первым стал закон о флаге).

Государственный герб Российской Федерации воспроизводится на документах, удостоверяющих личность гражданина, на иных документах общегосударственного образца, выдаваемых федеральными органами государственной власти, органами, осуществляющими государственную регистрацию актов гражданского состояния, а также на других документах в случаях, предусмотренных федеральными законами.

И если вывешивать национальный флаг частным лицам закон разрешает «в дни государственных праздников и семейных торжеств», то для герба даже таких послаблений сделано не было.

Формально это означает, что любой человек, размахивающий российским триколором с изображенным поверх него гербом, например, во время спортивного состязания, подпадает под административную ответственность (штраф до 3000 рублей).

«Это, конечно, выглядит нелепо, и никто не собирается штрафовать граждан за то, что они набрасывают на плечи флаг, идя на футбольный матч, например.

Но я помню прецеденты, когда некоторые граждане чувствовали себя оскорбленными при виде флага, которым на каких-то коммерческих презентациях оборачивали полуголых моделей — в Екатеринбурге, кажется, был скандал по этому поводу», — вспоминает геральдмейстер.

Однако в самих госорганах к таким проступкам относятся серьезнее.

К примеру, один из сотрудников Управления МВД в Карелии в 2011 году прибыл к министру внутренних дел республики в галстуке, на котором были вышиты флаг РФ и слово «Россия». Вместо ожидавшейся похвалы за патриотическое рвение на него было наложено дисциплинарное взыскание — которое, впрочем, впоследствии было отменено в суде.

Зачем перекрашивать двуглавого орла

Грань между неправомерным использованием национального флага (штраф) и надругательством над ним (до одного года лишения свободы) в России очень зыбкая. Потому что понятие надругательства носит очень эмоциональную окраску, подчеркивает Медведев.

«В США флаги торчат из каждой щели, из них шьют, извините, трусы — и это воспринимается не как оскорбление, а как патриотическая эйфория. В России же всегда есть риск, что если девушка выйдет на улицу в короткой юбке цветов российского триколора, могут найтись ревнители, которые привяжутся к „неподобающему“ использованию государственной символики», — опасается он.

Если подходить к закону о гербе буквоедски, то следует признать нарушителями и всех россиян, у которых на футболках изображены флаг и герб России — но такие футболки продаются во всех сувенирных магазинах по всей стране и никакому прокурору не приходит в голову возбуждать административные или тем более уголовные дела по этим фактам!

По данным опроса ВЦИОМ, проведенного 16 ноября 2013 года, обязанность знать цвета Государственного флага РФ не исполняет 32% россиян, 51% опрошенных не смог назвать слова Государственного гимна. Но всего 12% участников опроса не знают, как выглядит герб России.

Однако голь на выдумки хитра, и если у той же коммерческой фирмы есть желание во что бы то ни стало использовать российскую символику в своем логотипе или производимой продукции, то обойти закон можно без последствий.

«В законе очень точно описывается герб Российской Федерации, с указанием цветов, соотношений высоты-ширины и прочих мельчайших деталей.

[attention type=red]

Поэтому если художник возьмет за основу двуглавого орла, но покрасит его не в золотой, а в любой другой цвет, снимет с него короны, изменит немного форму крыльев и т. д.

[/attention]

 — то юридически, строго говоря, под описание символики это не подпадает, и поэтому за использование таких изображений не может быть основанием для преследования», — подчеркивает эксперт, добавляя: «Если, конечно, эти изображения не остаются схожими с „официальным“ орлом до степени смешения».

Источник: https://www.ridus.ru/news/265020

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: