Моя дочь наркоманка. Естественно в милиции об этом знают.

Содержание
  1. «Вижу, что дочь онлайн, — значит, жива». Мама приняла наркозависимую дочь и заново учится быть мамой
  2. «Ира росла ненужным ребенком»
  3. «Теряю дочь»
  4. «Хочешь торчать — торчи»
  5. Согласилась принять помощь, а потом всё пошло по наклонной
  6. «Всю неделю просидела на героине»
  7. Карантин, реабилитация, адаптация
  8. «Хорошо, что ваша дочь сидела на героине»
  9. Как жить дальше?
  10. Как выбраться из ямы
  11. «Нам удобно, когда ребенок сидит в соседней комнате и нас не трогает»
  12. Вместо вины — быть друзьями
  13. Ищу единомышленников, не чтобы поплакаться
  14. «Снова учусь быть мамой»
  15. Сын или дочь наркоман. Что делать если дети употребляют наркотики?Личный опыт участников сообщества
  16. Какие бывают признаки употребления
  17. Как вести себя с детьми наркоманами?
  18.  Ребёнок употребляет — что делать?
  19. Сын / дочь не хотят лечиться
  20.  Чем мы можем вам помочь
  21.  Куда обращаться
  22. Моя дочь — наркоманка. Как ее спасти?
  23. Что делать, если вы обнаружили наркотики у дочери?
  24. Как поговорить с ребенком и не оттолкнуть
  25. Дочь наркоманка — как помочь ребенку?

«Вижу, что дочь онлайн, — значит, жива». Мама приняла наркозависимую дочь и заново учится быть мамой

Моя дочь наркоманка. Естественно в милиции об этом знают.

Дочери Валентины — Ире — 20 лет. В детстве она не доставляла проблем, а оказалось, «росла ненужным ребенком». Сейчас Ира находится в реабилитационном центре для страдающих от наркомании. Её мама говорит, что в этой беде виновата сама.

В центр Ира попала по своему желанию, тащить зависимого на лечение силком — большая ошибка. Но прежде чем согласиться, девушка уходила из дома, сидела на героине, пропадала. Мама Валентина решила выходить из родительского ступора и работать над, как она считает, своими ошибками: записаться к психологу, пройти программу для созависимых и попытаться помочь другим матерям.

Никаких центров, куда можно обратиться родителям, которые потеряли связь с детьми, женщина не нашла, поэтому она ищет тех, кто попал в похожую ситуацию, чтобы объединиться и выкарабкиваться вместе, сообща.

«Ира росла ненужным ребенком»

Я обычный человек — работаю в медицине и обожаю свою профессию. Возможно, это сказалось на воспитании детей. У меня две дочери. Старшей — 27 лет, младшей — 20.

С их отцом я развелась, когда младшей было три года. Как и многие мамы, я всеми силами старалась компенсировать неполноценность семьи. Брала дополнительные ставки, ночные дежурства.

Воспитанием младшей Иры занималась старшая Даша.

Не хочу сказать, что не уделяла времени своим детям, но сейчас понимаю: его было недостаточно. Работа, огород, мама — жизнь напоминала бег по треугольнику.

[attention type=yellow]

Ира с детства не доставляла никаких проблем. Одной из главных моих ошибок стало то, что я это приняла.

[/attention]

Дочка сама хорошо гуляла, ничего не требовала. Сейчас я понимаю, что Ира росла ненужным ребенком. У нее не было ориентира в жизни, и в итоге она начала искать его на улице.

«Теряю дочь»

Когда Ира была в 9 классе, я поняла, что теряю дочь. Тогда мне нужно было одуматься, бросить две ставки и вплотную заняться ребенком. Но мы же действуем по принципу «когда грянул гром — мужик перекрестился». Отношения с младшей дочерью испортились. Она ругалась, уходила из дома. Старшая к тому моменту вышла замуж и уехала жить к бабушке.

Я видела, что в компании Иры присутствует алкоголь, но не придавала этому особого значения: все подростки это проходят. Наркотики заметила сразу.

Ире было 18 лет, она оканчивала местный колледж. Скорее всего, дочь что-то покурила. Я тут же начала на нее кричать, рассказывать о последствиях, сгущать краски. Из-за отвратительного поведения я выгнала дочь из дома. Две недели она не появлялась: ходила по друзьям. Грубейшей ошибкой было принять ее обратно.

«Хочешь торчать — торчи»

Возможно, мои слова прозвучат ужасно, но мы получаем то, что заслужили. Мы сами даем повод детям употреблять наркотики. Они понимают, что мамы их всегда примут, накормят, оденут. И начинают этим пользоваться.

На сегодняшний день я бы села с дочкой за стол и сказала, что уважаю ее выбор. Хочешь торчать — торчи, только за дверью моей квартиры. Возможно, это бы не сработало, но дочь должна понимать, что мама не хочет жить с наркоманкой. Что она любит ее, а не зависимость.

Согласилась принять помощь, а потом всё пошло по наклонной

Я познакомилась с мужчиной из христианской миссии, который занимается наркоманами. Разговорились — рассказала о дочери.

Он пригласил на встречу «Открытые сердца» в протестантском храме на Центральной, где собираются зависимые ребята. Я сходила, впечатлилась и начала готовить ко встрече дочку.

Просто предлагала сходить посмотреть, как ребята выходят из похожих ситуаций. На мое удивление, она согласилась.

После собрания Ира сказала, что ей надо переварить услышанное. Для меня эти слова стали победой. А после она взяла и уехала работать в Пинск — там все пошло по наклонной.

«Всю неделю просидела на героине»

Ира перестала выходить на работу, взяла в рассрочку несколько телефонов (за которые я расплачиваюсь до сих пор). Не обошлось и без приводов в милицию. Я чувствовала, что дочь мне постоянно врет, но ничего сделать не могла.

Приехать и забрать ее силой на лечение — большая ошибка, на которую часто идут родители. Полгода дочь была в Пинске, я — на нервах. Зайдешь в , глянешь, что дочь онлайн, — на какое-то время выдохнешь: жива.

Так продолжалось до тех пор, пока дочь мне сама не позвонила и не сказала, что хочет в реабилитационный центр. Всю неделю до этого она просидела на героине.

Карантин, реабилитация, адаптация

После возвращения домой я больше всего боялась, что дочь проснется утром и не захочет ехать в центр. Меня не столько пугала ломка, сколько то, что она откажется. Логика наркомана ведь какая: завтра брошу. А пока завтра не пришло — можно «заторчать». Но дочь не изменила своего решения, и мы отправились в реабцентр.

Ира до конца не понимала, куда едет. Это христианское учреждение, программа реабилитации рассчитана на 1,5 года. Первые 4 месяца ребята находятся на карантине: они практически оторваны от внешнего мира. После полугода идет реабилитация, потом полгода — адаптация: в это время ребята выходят на работу, учатся распоряжаться деньгами и т.д.

«Хорошо, что ваша дочь сидела на героине»

Центр, который мы выбрали, находится в Гомельской области. Существует подобный и в Брестской, но это слишком близко: «друзья» могли найти дочь и передать ей наркотики. Первое, что я услышала от работников центра: хорошо, что ваша дочь сидела на героине. Синтетических наркоманов куда тяжелее вернуть к жизни: у них серьезно повреждена нервная система.

Как жить дальше?

Осознать, что твоя дочь в 19 лет наркоманка, очень тяжело. Ты понимаешь, что у нее вся жизнь впереди и, если она не остановится, все пропало.

Началось самобичевание: сама виновата, не досмотрела. Все это съедало меня, съедает и мам, которые оказались в такой же ситуации.

[attention type=red]

Три дня я ходила на работу как робот. После задумалась, как жить дальше. Нашла контакты мужских реабцентров, позвонила туда, просила контакты мам наркоманов. Оставила свой номер телефона. Но мне никто так и не позвонил.

[/attention]

Я не хотела замыкаться в себе, а мамы только это и делают. Им стыдно, они пытаются стать невидимыми. Но стоит четко понимать: жизнь продолжается, нужно любить не только своего ребенка, но и себя.

Как выбраться из ямы

В Санкт-Петербурге я нашла общество созависимых наркоманов и начала проходить 12-шаговую программу. Онлайн-общение, задания — все хорошо. Но мне хотелось большего.

В поисках я наткнулась на тренера личностного роста Максима Сафина. Он сам бывший наркоман, который разработал НЛП-технологию.

Параллельно с его лекциями я продолжала ходить на собрания в церковь и выполнять шаги по программе. И это помогло выбраться из эмоциональной ямы.

«Нам удобно, когда ребенок сидит в соседней комнате и нас не трогает»

Прошло три месяца с того момента, как дочь находится в реабцентре. Недавно она написала мне первое в жизни письмо, полное раскаяний и сожалений. Я вижу, что дочь меняется, и это меня радует. В июне у нее заканчивается карантин, и она приедет в отпуск.

За это время я осознала свои ошибки в воспитании. Самая главная — я сделала Иру удобным ребенком. Мы все время заняты, постоянно бежим, и нам удобно, когда ребенок сидит в соседней комнате и играется.

Вспоминаю, как Ира ко мне подходит и говорит: «Мам, пошли поговорим». Я вместо того, чтобы все бросить и пойти поговорить с собственным ребенком, прошу у нее 15 минут. А ей через 15 минут уже не надо.

Вместо вины — быть друзьями

Еще одна из ошибок — прививать чувство вины. Что часто можно услышать от родителей, когда ребенок разбил телефон? Я работал(-а) на двух ставках, чтобы купить его, а ты взял и разбил.

Если не можешь купить — предложи ребенку собирать деньги, а после добавить необходимую сумму. Когда уже купил, будь добр — молчи. С детьми нужно быть друзьями, и сейчас я этому заново учусь.

В том числе у старшей дочери.

Ищу единомышленников, не чтобы поплакаться

Именно поэтому я очень хочу найти единомышленников, с которыми можно было бы решать подобные проблемы. Я не хочу, чтобы это была организация, куда мамы приходили бы поплакаться. Нет, надо работать над собой и своими проблемами, приглашать молодежь, психологов.

Дети не становятся наркоманами в счастливых семьях. А счастливая семья — не та, у которой много денег, а та, где родители любят друг друга. Прописная истина, которую никто не хочет замечать.

Бресту необходима организация, в которую бы могли обратиться не только мамы наркоманов, но и те родители, у которых дети только-только начинают терять контроль. Чем раньше поймем ошибки — тем лучше.

«Снова учусь быть мамой»

Сейчас я заново учусь быть мамой. Общаюсь с психологом, работаю по технологии Сафина. Совсем скоро я поеду знакомиться с дочкой. Ведь поменялась не только ее жизнь, но и моя. И я точно знаю, что, как только дочь вернется из центра, я попытаюсь выстроить с ней партнерские отношения, в которых мы обе будем на равных. Только уважая друг друга, можно победить.

Фотографии — для иллюстрации, автор — Eszter Herczeg

Материал создан в рамках совместной инициативы Офиса европейской экспертизы и коммуникаций, CityDog.by, vitebsk4.me, журнала «Бинокль» и «Рэгіянальнай газеты».

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://binkl.by/read/people/mama-prinyala-narkozavisimuyu-doch-i-zanovo-uchitsya-byt-mamoj/

Сын или дочь наркоман. Что делать если дети употребляют наркотики?Личный опыт участников сообщества

Моя дочь наркоманка. Естественно в милиции об этом знают.

 Здравствуйте. Меня зовут Светлана, сейчас мне 58 лет, а моим детям уже 39. Всю жизнь я работала в школе, преподавала английский.

Как и все в то время, я рано вышла замуж, у нас родилась двойня — мальчик Паша и девочка Саша. Мы были счастливы и планировали прожить долгую жизнь вместе в любви и согласии.

Муж хорошо зарабатывал, детки росли необыкновенно одаренными, друзья и соседи не могли нарадоваться, смотря на нашу семью.

Но произошла трагедия — мой муж, который работал нефтяником, погиб из-за взрыва на буровой. Сказать, что у меня почва ушла из-под ног — это значит не сказать ничего.

Я осталась одна с двумя детьми и совсем не понимала, что делать дальше.

На дворе был 95 год, цены росли, продуктов в магазинах практически не было, а в школе совсем ничего не платили, я была вынуждена подрабатывать на рынке после уроков и в выходные.

Я изо всех сил старалась обеспечить своих детей хотя бы самым необходимым и, конечно, у меня уже не получалось уделять детям столько внимания, сколько им было необходимо в переходном возрасте. Все чаще, приходя домой поздно вечером, я не заставала детей дома.

Уговоры и угрозы не работали, я чувствовала, что я теряю своих детей. Все чаще мои подруги сообщали мне, что видели моего сына в плохой компании.

Я переживала, но ничего не могла сделать — я боролась за жизнь и, честно говоря, сама отчаянно нуждалась в поддержке и понимании.

Какие бывают признаки употребления

В какой-то момент начали происходить странные вещи — я заметила изменения в поведении моего Паши — он стал каким-то агрессивным. Иногда сын был очень милым, а иногда вел себя грубо, говорил такие слова, что даже не хочу вспоминать.

Порой я вставала ночью, а он не спал, на вопросы, почему не спит, грубил и хлопал дверью. Потом начали пропадать его вещи — магнитофон, купила ему куртку, а он в ней не ходит и дома ее нет, когда поинтересовалась, где куртка, сказал, что потерял.

Сильно похудел, мог сутками не появляться дома. Я не сразу поняла, что это признаки наркомании.

[attention type=green]

Тот день я помню до сих пор. Прихожу с работы поздним вечером, вроде, сын дома. Прохожу по квартире — его нет, стучусь в его комнату — не отзывается, открываю — а там мой сын лежит без сознания и рядом шприц.

[/attention]

Меня охватил ужас. Я не знала, что делать, позвонила в скорую и с трудом из себя выдавила, что сын-наркоман лежит синий, не дышит. Мне сказали: «Ждите машину, отправили».

Я не могла ждать и бездействовать, побежала за помощью к соседям, на лестнице встретился Пашкин друг-наркоман.

Пока ехала скорая, мы пытались растормошить его, наш сосед и Пашин друг делали ему искусственное дыхание и массаж сердца. Слава Богу скорая приехала, мне показалось, что она ехала целую вечность.

Врачи сказали, что я правильно сделала, что попросила помощи у соседей, они ему не дали умереть. Паше сделали несколько уколов, и мы поехали в реанимацию.

https://www.youtube.com/watch?v=xyGlJydcVsM

Сутки сын был в коме, я и дочь все это время молились, чтобы Бог оставил моего Пашу в живых. Чудо произошло, и он пришел в сознание. Но трудности на этом не закончились, а только начались.

 Конечно, я первое время очень стеснялась рассказать даже близким подругам о том, что происходит в моей семье. Мне было стыдно, какой я педагог, если не могла правильно воспитать даже собственных детей? Мне казалось, что это мое упущение, и я смогу все исправить.

Но к сожалению, не помогли ни уговоры, ни мольбы, ни просьбы. Сын не хотел ничего слышать. Из дома стали пропадать не только его, но и наши с дочерью вещи. Встретила участкового случайно, он сказал, что сыном уже интересуются в милиции.

[attention type=yellow]

Я собралась с духом и рассказала подруге. Удивительно, но она очень поддержала меня, и мы договорились вместе искать решение.

[/attention]

Тогда только стали появляться реабилитационные центры, и я позвонила в один из них. Со мной поговорил приятный молодой человек, рассказал, что он тоже бывший наркоман, но уже не употребляет три года, благодаря этому центру. Я собрала немалую для себя сумму и уже готова была положить сына в центр, но он ни в какую не хотел ехать лечиться, заявляя, что его все устраивает.

Но нам улыбнулась удача – как-то участковый пришел к нам домой и сказал, что с Пашей хотят побеседовать в отделении милиции нашего района и ситуация серьезная. Я сообразила, что это шанс и предложила сыну лечь в центр на некоторое время, он согласился.

На какое-то время в моей жизни опять наступил покой. Я сходила в отделение милиции узнать, за что разыскивают Пашу — и мне сообщили, что есть заявление о краже от жителей соседнего дома и сына видели на месте события.

В одну из встреч я спросила Пашу, он ли это сделал, он ответил: «Да». Я пошла к тем людям и попросила забрать заявление в обмен на возмещение ущерба. Объяснила ситуацию, что сын лечится и после реабилитации обязательно зайдет к ним извиниться. Они пошли навстречу и дело закрыли. Я была уверена, что мои мучения кончились и скоро мы все опять заживем обычной жизнью.

В день выписки с нами побеседовал штатный психолог центра и посоветовал сыну посещать собрания Анонимных Наркоманов, а мне — Анонимных Созависимых. Мы отнеслись к этому несерьезно — сын же уже прошел лечение, зачем ему снова принимать наркотики? Группы, профилактика срыва – это уже лишнее. Ну а у меня хватало забот и без всяких там созависимых.

Как вести себя с детьми наркоманами?

Мы вернулись домой и первое время было все прекрасно: дома спокойно, сын устроился на работу, дочь собиралась выходить замуж. Но идиллия продлилась недолго. Я опять стала замечать странности в поведении Паши, попросила показать руки — следы от уколов.

Все стало еще хуже, чем было — с работы ушел, не раз поднимал на меня руку, деньги приходилось дома не оставлять, потому что иначе они быстро пропадали, как бы я их ни прятала. Я отчаялась. Постоянно плакала, начала часто болеть. Уже не знала, что и делать, но вдруг вспомнила о том, что говорил психолог — Анонимные Созависимые.

Мне было так плохо, что я решила попробовать — терять уже все равно было нечего. Пошла по адресу из брошюры, которую дали при выписке из реабилитации Паши.

[attention type=red]

На собрании было многолюдно: много женщин и чуть меньше мужчин. Мне предложили высказаться, после этого другие люди начали приветствовать меня и рассказывать свои истории, многие из которых оказались похожими на мою как две капли воды.

[/attention]

Мне рассказали, что наркомания сына — это то, за что я не отвечаю, он может перестать употреблять, а может и не перестать, все что я могу сделать — это начать жить свою жизнь, и тогда есть вероятность, что сын начнет выздоравливать в том сообществе, которое ему необходимо — Анонимные Наркоманы.

Мне это показалось диким — как я могу радоваться жизни, когда мой сын день за днем умирает? Тем не менее я решила продолжать посещать собрания и нашла себе женщину, которая стала моим наставником в программе Анонимные Созависимые. Ее сын тоже употреблял, но уже чистый от наркотиков два года.

 Ребёнок употребляет — что делать?

Мы начали общаться. Она учила меня, что такое бессилие перед чужой болезнью и как вести себя с сыном. Я узнала, что самое лучшее, что я могу сделать для сына — это перестать потакать его болезни и попадаться на его манипуляции.

Если раньше я даже давала ему денег на наркотики, когда он угрожал, что убьет себя, если я не сделаю этого, то сейчас я села и поговорила с ним – сказала, что я очень его люблю и хочу помочь, но я бессильна это сделать, и если он захочет начать выздоравливать, я готова еще раз положить его в центр, но больше для него сделать ничего не могу. Он злился, опять угрожал, но все равно продолжал употреблять.

Моя наставница поддерживала меня, я потихоньку начала строить СВОИ планы на жизнь, посещать выставки или театр, как я раньше любила. Я не оставляла своих попыток донести до сына весть об Анонимных Наркоманах, он отнекивался.

Сын / дочь не хотят лечиться

В один из дней он опять стал требовать денег, и я поступила, как мне сказали – ответила, что дам, что ему нужно, но он должен со мной посетить собрание Анонимных Наркоманов. Денег он и без меня бы нашел в любом случае, но возможно, собрания ему бы понравились, как понравились мне.

Сын нехотя согласился — и мы поехали, я подождала возле двери, а сын сидел на собрании. Этот день я помню до сих пор — вышел Паша, в его глазах впервые за много лет появилась жизнь, ему понравилось.

Деньги он, впрочем, все равно у меня потребовал, пришлось дать, раз я обещала. Он рассказал, что до этого не видел столько людей, которые такие же наркоманы, как он, а сейчас не употребляют. Я была невероятно счастлива — появилась хоть слабая, но надежда.

Какое-то время он употреблял, но ходил на собрания и уже не требовал за это денег)

 Чем мы можем вам помочь

Наконец, он пришел ко мне и попросил положить его на детокс снять ломку и намеревался дальше посещать собрания. Вспоминаю — и у меня слезы на глазах. Это было 19 ноября 2003 года и с тех пор мой сын не употребляет наркотики уже почти 17 лет.

Он стал отцом трёх моих внуков, а дочь родила ещё двух.

Я продолжаю посещать собрания Анонимных Созависимых, помогаю таким же, какой была я, женщинам, с моей наставницей мы до сих пор общаемся. Мой путь был трудным, никому не пожелаешь, но если это все же случилось, то выход есть — это сообщества Анонимные Наркоманы для зависимых и Анонимные Созависимые для их родственников.

 Куда обращаться

Если ваши близкие употребляют наркотики, и вы хотите им помочь, поделитесь с ними информацией об Анонимных Наркоманах.

Остались вопросы? Звоните: +7(495)505-33-96

Источник: https://na-msk.ru/syn-upotreblyaet-narkotiki.php

Моя дочь — наркоманка. Как ее спасти?

Моя дочь наркоманка. Естественно в милиции об этом знают.

Доступность наркотиков и психотропов в России – основная причина их стремительного распространения. Запрещённые вещества в основном поступают из Средней Азии, а также производятся на месте. Но если раньше наркомания преимущественно была мужской проблемой, то в последние годы гендерный перекос начинает выравниваться. Такая проблема, как дочь наркоманка, коснулась тысяч семей.

Не существует единого рецепта, который помог бы в каждом случае. Каждой матери и отцу предстоит подготовиться к длительной борьбе, которая отнимет годы.

Полное устранение от проблемы, уход в себя не поможет. Столь же губительна «созависимость» — переживание проблемы родственником вместе с наркоманом.

Что делать, если вы обнаружили наркотики у дочери?

Купить наркотики или психотропы может даже ребёнок: дилеры, торгующие в интернете, не спрашивают паспорт. Самые дешёвые вещества (спайсы, альфа-PVP, соли) продаются примерно по 300 рублей за дозу. Дети сбрасываются деньгами, чтобы приобрести небольшую порцию кайфа. Зависимость развивается очень быстро, а доступность только подстёгивает её.

Поэтому дочка наркоманка – это не какая-то эксклюзивная ситуация: с этой проблемой может столкнуться любая семья. Важно понять: быстрого решения проблемы не будет, теперь придётся постоянно заниматься своим ребёнком. Это можно сравнить с хронической болезнью, только в этом случае дети добровольно опускаются на дно.

При обнаружении наркотиков необходимо:

  • Нормально поговорить с дочерью. Не стоит кричать, угонять, бить или выгонять из дома. В силу своего житейского опыта попытайтесь выяснить, что стало причиной употребления наркотиков.
  • Уничтожить имеющиеся в доме запрещённые вещества. Многие родители вызывают полицию, однако хранение наркотиков (психотропов) чаще всего влечёт уголовную ответственность. В результате к своей болезни дочь получит огромный стресс от общения с правоохранителями.
  • Немедленно обратиться к врачу. Независимо от степени зависимости следует начать немедленное лечение. Лучше потратить деньги на врачей, чем на покупку зелья.
  • Попытаться вырвать ребёнка из круга общения. Наркомания – социальная болезнь, её принёс кто-то из знакомых дочери. Поэтому стоит решительно ограничить общение ребёнка с потенциальными источниками опасности.

Поведение родителей при обнаружении у детей наркотиков всегда идёт по одной и той же программе. Это гнев, отрицание, непонимание, недооценка проблемы.

Редкий взрослый хорошо разбирается в тонкостях психологии и наркологии. Многим кажется, что отучить дочь от пристрастия можно физическим воздействием – порка, наказание, запрет выхода из дома.

Подумайте, стали бы Вы лечить таким же образом перелом руки, гастрит или отравление?

Ошибки при общении с наркоманом:

  1. Спонсирование зависимости. Самая большая беда – давать деньги на наркотики, их заменители, алкоголь.
  2. Поиск чудодейственного средства. Наркоманию нельзя излечить так же быстро, как грипп или даже перелом – потребуются месяцы и годы напряжённого труда.
  3. Отказ от профессионального лечения на ранней стадии зависимости. Лёгкой зависимости не существует: помощь нужна дочери незамедлительно.
  4. Моральное уничтожение личности. Не стоит унижать свою дочь, бить её, выгонять из дома, лишать еды. Напротив, ребёнка нужно поддержать, помочь, продемонстрировать свою преданность.

Как поговорить с ребенком и не оттолкнуть

Беда в том, что родители недооценивают проблему, полагают, что справиться с ней смогут своими силами. Ребёнок едва ли поймёт, что он заболел и что ему нужно лечение.

В то же время, дети более восприимчивы к информации, нежели взрослые. Если связь между родителем и ребёнком сохранилась, то это несколько упрощает задачу.

Не стоит сразу же кричать, что дочь стала наркоманкой, обсуждать при ней эту проблему со своими подругами. Забудьте о помощи, которую предлагают различные друзья и родственники. Едва ли ребёнку будет приятно, что его беда предана огласке. На первоначальном этапе попробуйте сохранить конфиденциальность, обратившись к профессионалам.

Дочь наркоманка — как помочь ребенку?

Лучшее, что может сделать родитель для своей дочки – это подобрать эффективное лечение. Оно назначается специалистом, исходя из результатов анализов и тестирования.

Если это возможно, следует радикально изменить образ жизни, больше времени проводить с ребёнком, отмечая положительную динамику.

При серьёзной зависимости, длительном употреблении психоактивных веществ потребуется детоксикация. Ребёнок быстрее втягивается в употребление наркотиков, однако и лечение может оказаться более эффективным, нежели реабилитация взрослого человека.

Не ставьте на своей дочери крест: помогите ей вырваться из цепких лап наркомании и вернуться к обычной жизни. 

▸ Вызов нарколога

  • Услуга
  • Стоимость
  • Первичная консультация по телефону
  • БЕСПЛАТНО
  • Консультация нарколога на дому
  • от 3000 руб.
  • Выезд команды интервенции (убеждение лечиться)
  • от 5000 руб.
  • Снятие наркотической ломки
  • от 4000 руб.
  • Стационар на дому (сутки)
  • от 6000 руб.
  • Капельница одинарная
  • от 3000 руб.
  • Капельница двойная
  • от 5000 руб.
  • Стандартная детоксикация
  • от 4000 руб.

▸ Лечение наркомании

  • Услуга
  • Стоимость
  • Первичная консультация по телефону
  • БЕСПЛАТНО
  • Консультация нарколога
  • от 1500 руб.
  • Вызов нарколога на дом
  • от 2500 руб.
  • Тест на наркотики
  • от 1000 руб.
  • Мотивация методом интервенции
  • от 5000 руб.
  • Сопровождение в клинику/на реабилитацию
  • от 10000 руб.
  • Снятие наркотической ломки
  • от 6000 руб.
  • Детокикация организма от наркотиков
  • от 7000 руб.
  • Диагностика общего состояния здоровья
  • от 5000 руб.
  • Консультация психолога
  • от 2000 руб.
  • Психотерапия
  • от 2500 руб.
  • Подшивание от наркотиков
  • от 10000 руб.
  • Реабилитация в стационаре
  • от 40000 руб.
  • Амбулаторная реабилитация
  • от 25000 руб.
  • Адаптация наркозависимого после лечения
  • от 20000 руб.

▸ УБОД

  • Услуга
  • Стоимость
  • Первичная консультация по телефону
  • БЕСПЛАТНО
  • Выезд нарколога и консультация на дому
  • от 3000 руб.
  • Сопровождение в стационар клиники
  • от 10000 руб.
  • Ультрабыстрая-опиоидная детоксикация
  • от 20000 руб.
  • Диагностика состояния здоровья
  • от 8000 руб.
  • Наблюдение нарколога в стационаре (сутки)
  • от 6000 руб.
  • Сеанс с психологом
  • от 1500 руб.
  • Психотерапия
  • от 2500 руб.
  • Принудительное лечение (метод интервенции)
  • от 10000 руб.
  • Уникальная программа реабилитации
  • от 40000 руб.
  • Реабилитация наркозависимогоза рубежом
  • от 50000 руб.

▸ Снятие ломки

  • Услуга
  • Стоимость
  • Первичная консультация по телефону
  • БЕСПЛАТНО
  • Выезд и консультация нарколога на дому
  • от 3000 руб.
  • Снятие наркотической ломки на дому
  • от 8000 руб.
  • Снятие наркотической ломки в стационаре
  • от 6000 руб.
  • Ультрабыстрая-опиоидная детоксикация
  • от 20000 руб.
  • Комбинированная детоксикация организма
  • от 10000 руб.
  • Наблюдение нарколога в стационаре (сутки)
  • от 6000 руб.
  • Приём у психолога
  • от 1500 руб.
  • Психотерапия для зависимых
  • от 2000 руб.
  • Сопровождение в стационар клиники
  • от 10000 руб.
  • Уникальная программа реабилитации
  • от 40000 руб.

▸ Медицинские анализы

  • Услуга
  • Стоимость
  • Общий анализ мочи
  • от 400 руб.
  • Общий анализ крови, биохимический анализ крови
  • от 1500 руб.
  • Электрокардиография (ЭКГ)
  • от 500 руб.
  • Кровь на ВИЧ
  • от 500 руб.
  • Кровь на сифилис
  • от 500 руб.
  • Кровь на гепатит В (антитела)
  • от 500 руб.
  • Кровь на гепатит С (антитела)
  • от 500 руб.
  • Тест на наличие наркотических веществ в моче
  • от 3000 руб.
  • Анализ генотипирования (наследственный риск развития зависимости)
  • от 10000 руб.
  • Экспресс-анализ генотипирования (наследственный риск развития зависимости)
  • от 15000 руб.

Источник: http://lechenie-narko-novosibirsk.ru/rodstvennikam/doch-narkomanka.html

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: