Ребёнка хотят попросить уйти из школы, т. к. он ходил в эту школу в класс интеграции, там есть дефектолог.

«Из-за таких, как вы, распространяется зараза!». За и против школы: родители разделились на два лагеря

Ребёнка хотят попросить уйти из школы, т. к. он ходил в эту школу в класс интеграции, там есть дефектолог.

В вайбер-чатах и соцсетях сейчас жарко: родители разделились на два лагеря. Те, кто не собирается вести детей в понедельник в школу, спорят с уставшими от самоизоляции. Волна осуждения в основном касается тех, кто готовится привести детей на занятия. Мы узнали аргументы таких родителей. 
 

Вот что написала о своих планах и реакции других родителей мама шестерых детей Кристина:

— В понедельник — в школу! Наша умеренная самоизоляция длилась почти 5 недель. Моральных сил сидеть дома больше нет. Эмоциональных — тоже. 6 человек и 2 испуганные кошки, круглосуточно циркулирующие по квартире и натыкающиеся друг на друга — это что-то.

Туалет и ванна постоянно заняты, на кухне не смолкает чайник, а стук дверцы холодильника (все постоянно хотят есть!) просто достал уже…

В вайбер-чате школы постоянные опросы (кто из детей пойдет в школу?), а также бесконечные попытки зарегистрировать нас в электронной библиотеке школы для дистанционного обучения.

Родители детей, которые идут в школу в понедельник, активно осуждаются теми, кто “своих детей ни за что никуда не пустят”! Все друг с другом ругаются. А можно я просто отправлю своих детей в школу (где, к слову, в классе больше 6 детей не наберется учеников), ни у кого не спрашивая разрешения и не оправдываясь?

Нет, я не плохая и безответственная мать. Нет, мне не плевать на своих детей. Я адекватный взрослый человек, коим и желаю остаться.

Если ситуация будет меняться не в лучшую сторону — мы снова засядем дома (никто не запрещает). Но пока у детей будет нормальная жизнь, обучение. А у меня — возможность сохранить здравость суждений и работоспособность.

Учитывая, что именно я являюсь главным обеспечителем своей семьи (и на минуточку не получаю никаких пособий) — я должна работать. Иначе, как выразился наш президент, “нам всем будет нечего жрать”.

Итак — здравствуй школа!

Многодетная мама признается, что как только опубликовала этот пост, получила еще одну порцию осуждения:

— Ой, уже посыпались сообщения в мессенджер, что из-за таких, как я, распространяется зараза. Всем кыш от меня!  Я вот думаю, откуда у родителей, “сидящих дома с детьми”, столько агрессии?

“Подруги запинали за то, что веду ребенка в школу”

Мама школьника Наталия тоже столкнулась с негативом после того, как озвучила свое решение вести ребенка в школу.

— Меня уже многие запинали, но я поведу своего ребенка в школу. Аргументы подруг были стандартными, все сводились по сути к одному:

Тебе что дороже — школа или ребенок?

Собственно, потому и веду — ребенок дороже. Круглые сутки за компом на пользу здоровью точно не идут. Ради него самого, как ни дико это прозвучит, в школу и поведу, ибо уже перепутаны день и ночь, а пижама приросла к коже.

Придут еще человек 10 из 15. Сама я каждый день хожу на работу и уже стопятьсот раз могла принести корону в дом.

[attention type=yellow]

Возможно, что и принесла, но никто из нас этого не заметил, ибо это коварный и незримый, но все же вирус, с которым хороший иммунитет справляется. 

[/attention]

Вообще я либо за объявленные каникулы, либо за какую-то вразумительную онлайн-платформу, либо за школу. У меня ребенок ходит на английский онлайн, их давно перевели, и это супер. Но школу-то не перевели! Так я и ждала от них вразумительного плана своей жизни, но они его не дали.

“Сейчас нужно молчать о том, что водишь ребенка в школу или сад”

Марина неосторожно высказалась в родительском чате о том, что собирается вести ребенка в школу. Делать этого было нельзя, теперь рассуждает мама.

— Не только в общем чате, но и в личку мне стали писать о том, что я безответственная мамашка, которая думает только о себе. Не понимаю, откуда столько негатива? Мне нужно ходить на работу, мы с мужем менялись все это время, как могли, отпуска использовали.

Одного оставлять ребенка-второклассника дома пока рано. Бабушки и дедушки нам не помощники сейчас, мы от них изолировались. Чтобы сидеть дома с ребенком, мне или мужу нужно увольняться, но это крайний вариант.

И что мне делать теперь? Родители, давайте будем добрее друг к другу! У каждого своя ситуация, и не надо думать, что все легко могут сидеть с детьми дома.

Что касается садика, тут вообще ситуация интересная. Те, кто оставил детей дома, как будто ждут, что с другими “нехорошими” родителями и их детьми что-нибудь случится. Регулярно спрашивают:

Как там у вас дела? Кто-нибудь коронавирусом заразился?

Нет, пока не заразились, к счастью. 

Если верить данным от Минобразования, около 40% родителей готовятся отвести детей в школу в понедельник. На форумах многие с этими цифрами не согласны. Помимо корректных обсуждений многие позволяют себе негатив в адрес тех, кто на уроки детей все же поведет. 

Между тем, родителям предоставили выбор.

С 20 апреля официально начинается 4-я четверть: дети, которые придут в школу, будут сидеть по одному за партой и учиться только в своих кабинетах. Если родители примут решение не отпускать своих детей в школу, они могут написать заявление, объяснили в Министерстве образования.

Школьники будут получать индивидуальные задания от учителей и выполнять их.

В некоторых школах родителям предлагают еще один вариант: написать заявление на обучение по индивидуальному плану. Дети будут учиться самостоятельно и пройдут аттестацию по предложенному школой графику. 

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!

Источник: https://rebenok.by/inf/features/27709-roditeli-sporyat-vesti-li-detei-v-shkolu-.html

Если ребёнок не хочет идти в школу

Ребёнка хотят попросить уйти из школы, т. к. он ходил в эту школу в класс интеграции, там есть дефектолог.

Каждое утро – пытка. Ребёнок всё делает, чтобы не идти в школу.

Ему может быть и 7 лет, и 11, и 16… А что родители? Даже не выслушав и не приводя аргументы, гонят на уроки. Что же случилось? Почему ребёнок не хочет идти в школу?

Давайте разбираться, что надо знать и что учесть. Ведь, не зная ответа на эти вопросы, вы ничего не добьётесь.

Из этой статьи вы узнаете

  • Мой опыт
  • Возраст ребёнка
  • Советы родителям

Мой опыт

У меня трое детей. Они уже давно закончили школу. Состоялись уже и в семье, и в профессии. Но у каждого было разное отношение к школе.

Старшая.

Самая терпеливая оказалась. Школьные годы вспоминает с ностальгией. Только кто-то из одноклассников на горизонте, она счастлива – как будто родных встретила. Почему такое отношение? Есть несколько подозрений.

  1. Во-первых, школа раньше была другая. Детьми прилежно и со всей ответственностью занимались учителя, для многих из которых педагогика была призванием, и бесплатные кружки-секции разные, где детвора училась многим премудростям, дружбе, патриотизму.
  2. Во-вторых, приоритеты у общества были другие. Дети того поколения росли на хороших примерах. Они видели жизнь, где созидали, а не разрушали.
  3. В-третьих, у меня старшая — очень компанейский человек. Хоть и были нестроения в классе, она умела обойти их.

Думаю, что и наше с мужем отношение к школе, преподавателю и к урокам сыграло свою роль. Да, спрашивали строго с неё. Но уже с четвёртого класса ребёнок учился на пятерки, и сам готовил уроки.

Но! Если дочь с утра просилась полежать, причём не врала – то голова болит, то урок не выучила или просто хочет поваляться, я позволяла.

Средний.

Сын шёл с опаской в школу, нехотя. Любимчик. Плюс ко всему, бука-тихоня. Отрывался тяжело. Я не требовала с него, как с дочери. Поэтому закончил школу не в отличниках. А вот школу вспоминает тепло, и прямо расплывается в улыбке, встречая своих однокашников.

  1. Думаю, что одной из причин такого отношения была школа, где учителя всё ещё дорожили репутацией. Даже если не все на своём месте были.
  2. Примеры для подражания были те же, т.е. позитивные. Детвора этого возраста тоже занималась в кружках, читала добрую литературу и т.д.
  3. Хотя сын не был компанейским, как старшая сестра, умудрился не возненавидеть школьные пенаты.

Думаю, что причины такого тёплого отношения те же. Как и желание не ходить в школу иногда, и моё нормальное отношение к его просьбам, если он не шёл на первый урок. Бывает, знаю и по себе, и по старшему ребёнку.

Младшая.

Небо и земля. Ребёнок не хотел идти в школу с первого дня. В саду она была мало. К коллективу не привыкла. Домашний ребёнок, одним словом. И тут отдельная история.

Младшую дочь мы сдали в лучшую школу. Всё было терпимо.  Малышка без удовольствия, но шла в школу.

И вдруг… Слёзы. Истерики. Вплоть до повышения температуры на ровном месте… Что случилось?

Учитель пения вызвала к доске малышку, чтобы она спела заданную на дом песню. Остановив ребёнка на второй фразе, она заявила презрительно, мол, лучше бы ты не пела. Ребёнок не просто перестал петь. Она стала ненавидеть музыку. Искала каждое утро повод, чтобы не пойти в школу.

[attention type=red]

Мы с мужем решили переехать в другой район. Всё бы ничего, но и в новой школе нашлась «педагог», которая напрочь отбила охоту учиться.

[/attention]

До выпуска мы чуть ли не часы считали. Школу младшая закончила почти отлично. Но только благодаря своей светлой голове и нашим с мужем стараниям. Даже сейчас, спустя почти 10 лет, она с содроганием вспоминает школу…

Без комментариев…

Какие советы можно дать на разные возраста.

6-7 лет

Семилетки – народ проблематичный. Мало того, что малышня переживает очередной кризис, они при этом поступают в первый класс. Адаптация болезненна даже у самых общительных. Не у каждого семилетки психика готова к школе. Чего уж говорить, если его раньше туда отдали.

Что делать?

  • Занимайтесь с малышом подготовкой к школе — ненавязчиво, терпеливо и старательно.
  • Не пугайте школой.
  • Убедитесь в том, что его психика готова выдержать переход к новой деятельности. Понятно, что надо развивать всесторонне ребёнка.
  • Хорошо бы подружиться семьями с будущими одноклассниками и организовывать совместные праздники.
  • Сводите малыша в школу, куда он, возможно, будет ходить. Пусть у него сложится положительное отношение.

Возможно, тогда на вопрос «хочешь ли ты пойти в школу» вы получите в ответ радостное — «да!».

А если это – уже первоклассник? И наотрез отказывается идти на уроки.

  1. Надо спокойно обговорить ситуацию, может, не одну. Если есть доверие к вам, ребёнок обязательно расскажет, почему с ним это происходит.

    Может, он чем-то напуган, не умеет общаться с детьми, ему не даются науки.

  2. Можно сходить в школу, поговорить с классным руководителем.
  3. И тут не получается? Идите к директору, наконец, к психологу.
  4. Возможно, надо сократить нагрузки, вплоть до того, что освободить от каких-то уроков или прекратить посещение кружков или секций, а побольше с ним играть.

Только не напугайте малыша таким вниманием к нему.

7-10 лет

Не менее опасный период. Уроки сейчас — самое важное, ведь дети развиваются, самореализовываются и с помощью школьного обучения. Что-то может им мешать.

Например, конфликт или школьная травля. Как правило, второй стороной, обижающей, унижающей, давящей, могут стать и учителя, и ученики (более сильные или старше возрастом).

Причиной может стать и перегруз с уроками и кружками, страх ошибиться у доски или наказания за низкие баллы и плохое поведение, неумение найти общий язык, насмешки, упрёки, придирки, заниженные оценки, слабость и незащищённость, ощущение себя изгоем и пр. Гаджеты, наконец!

Что делать?

  • Оговорите с ребёнком все моменты, выясните, что и как.
  • Пересмотрите распорядок дня, выделив больше времени на отдых и сон. Ведь часто ребёнок, долго делая задание, утром не хочет прощаться с тёплым одеяльцем.
  • Расставьте правильно приоритеты, оставляя в жизни ребёнка место для игр, походов на природу и пр.

11-16 лет

Да уж, возраст очень опасный. Подростки только и норовят пропустить уроки. Если родители не дают поспать утром, тинейджеры прогуливают.

Какие там синусы! На первом плане – общение. Общаясь, ссорясь и мирясь, влюбляясь и переживая первые драмы, примеряя постоянно на себя разные роли и экспериментируя с отношениями, подростки развиваются.

Что делать?

  1. Включить дипломатию. Нахрапом не получится ровным счётом ничего.
  2. Не стремиться откровенно замотивировать ходить в школу. Ребёнок сам поймёт, что именно тут есть всё для коммуникации с ровесниками. А там, глядишь, охотнее будет посещать уроки.
  3. Не возбуждать в ребёнке неприязнь к школе, постоянно упрекая, что он без неё ничего не достигнет.
  4. Не давить. Не переживайте, если мотивом посещения школы станет не получение знаний, а общение, самовыражение. Но не напрягайте, а то уйдёт далеко. Не вернёте.
  5. Оставаться другом. Помогайте подростку адаптироваться и к ситуации, уделяя ему внимание, и к его новому статусу, тинейджера.
  6. Разрешить проспать урок, если ребёнок заболел, грустен и пр. Ну, что, бывает — он не выучил урок, поссорился с кем-то, мало ли. Если он поймёт, что вы его понимаете, ему не придётся вызывать воспаление хитрости, чтобы оправдать пропуск урока.

Учтите! На нежелание ходить в школу может повлиять и болезнь, которую, ребёнку сложно рассмотреть, и ситуация в семье, и желание выглядеть по-взрослому, а не стоять у доски с опущенной головой.

Советы родителям

В каком бы возрасте ваш ребёнок ни начал проявлять нежелание идти в школу, постарайтесь первым узнать о причинах, принять меры, продумать систему мотивации и поощрений, научиться понимать разницу между наказанием ребёнка и последствиями.

Итак…

  • Не оставляйте ребёнка с проблемой наедине. Интересуйтесь, чем он живёт, о чём думает, что чувствует, чего боится. Пусть учится об этом рассказывать.
  • Интересуйтесь не только отметками. Узнайте, за что они поставлены, как ребёнок относится к ним – радуется, злится или стыдится (в этот момент он будет учиться понимать, что это за эмоции). Вы должны знать, что из уроков он любит и за что.
  • Донесите до него мысль, что, если он чего-то не успевает или не знает, это не смертельно. Научите делиться своими ощущениями. Только при этом надо адекватно и деликатно реагировать на откровения. Ваше вмешательство может или принести пользу, или ещё больше усугубить ситуацию.
  • Если есть конфликт в школе, выслушайте сначала ребёнка. Если нет необходимости, можете даже не звонить в школу. Или, если вмешаетесь, сделайте это незаметно для ребёнка. Он привыкнет к самостоятельности. Но покажите, что защитите его интересы в школе в любой ситуации.
  • Научите анализировать плохую оценку, конфликты. Так он избежит ещё больших проблем.
  • Вы должны стать для сына или дочери примером. Учите откровенничать, делясь с ними своими проблемами, тем, как вы их решаете, а также расслабляться и выражать негатив.
  • Объясняйте простым языком, какие обязанности есть у взрослых и какие — у детей.
  • Не учит уроки, а играет в компьютерные игры? Можно аккуратно ограничить доступ к ним, а потом использовать как поощрение за то, что он идёт в школу. Для детей постарше нужно выбирать индивидуально.
  • Не начинайте выяснять утром, зачем вставать вовремя. Он не воспримет это, а будет или спорить, или злиться, или закроется в себе. Выберите другое время. Расскажите, что, если вы будете просыпать, вас с работы попросят и тогда в доме не будет такого достатка.
  • Давать ли поспать ребёнку утром? Это ваше решение. С одной стороны, можно, но это не должно стать системой.
  • Наконец, мотивация. Это очень индивидуально. Изучите проблему. Сделайте несколько подходов. Терпеливо и не давя. Ведь это ваше чадо. И от того, как он будет учиться, зависеть будет не только содержимое аттестата, а и будущее.

В крайнем случае, меняйте школу (можно на домашнее обучение перевести), учителя, программу, секции и т.д. И постарайтесь сделать это вовремя! Знайте! Если вы бессильны и не можете разобраться в ситуации, не затягивайте и обратитесь к хорошему психологу.

ВАЖНО! *при копировании материалов статьи обязательно указывайте активную ссылку на первоисточник: https://razvitie-vospitanie.ru/otveti/esli-rebyonok-ne-hochet-idti-v-shkolu.html

Понравился наш контент?
Подпишитесь на канал в Яндекс Дзене.

Источник: https://razvitie-vospitanie.ru/blogi/esli-rebyonok-ne-hochet-idti-v-shkolu.html

Инклюзия в школе: как педагогу учить всех и не сойти с ума

Ребёнка хотят попросить уйти из школы, т. к. он ходил в эту школу в класс интеграции, там есть дефектолог.

Кажется, что в Европе непривычно много инвалидов. Однако это иллюзия: они просто не сидят дома, потому что в городах есть удобная инфраструктура. Такая же ситуация и в школах: на Западе все дети учатся вместе.

Эксперты сходятся во мнении, что главная проблема российских школ — в подготовке учителей и специалистов по инклюзии.

Вместе с директором Института проблем инклюзивного образования МГППУ Светланой Алёхиной разбираемся, как помочь преподавателям, у которых в классе есть дети с особенностями.

Первый класс. Рассылка

Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

5 проблем инклюзивного образования в России

Светлана Алёхина, директор Института проблем инклюзивного образования МГППУ

Мы недавно опросили тысячу человек и попросили их оценить ситуацию с инклюзивным образованием. Из 10 максимальных баллов, которые можно было поставить, мы получили в среднем 3,5.

Но люди уже понимают, что это сложная задача и отказаться от неё невозможно. При этом всё чаще и чаще звучат оценки, что инклюзивное образование в России — это формальный процесс.

В том числе мы слышим такое от людей, отвечающих за эту задачу на государственном уровне.

Когда я вижу успешные практики, то понимаю, что в России учителя вкладывают в эту историю гораздо больше души и самих себя, чем каких-то технологий и методик. Этим мы очень отличаемся от коллег за рубежом, которые работают в более подготовленных условиях и достатке средств.

По данным Общероссийского народного фронта (ОНФ), в России живут более 2 млн детей с разными ограничениями здоровья, из них 700 тысяч — с инвалидностью. Согласно результатам опроса ОНФ и фонда «Национальные ресурсы образования», 46% родителей, чьи дети ходят в обычный детский сад или учатся в школе, признались, что устроить туда ребёнка было непросто.

Треть семей отметили, что хоть ребёнок и получал инклюзивное образование, но в школе не было необходимой среды. Ещё 16% сообщили, что руководство школы или детского сада вообще отказалось принимать их ребёнка, а ещё 2% предложили заплатить за это деньги.

Лишь чуть больше трети родителей (34%) сказали, что их ребёнок нормально учится в обычной школе и может полностью осваивать программу.

[attention type=green]

У нас, к сожалению, немало системных проблем, поэтому особенные дети учатся в обычных школах в основном благодаря профессиональному творчеству педагога. Они даже без специальных знаний и специальных средств стараются включить ребенка в класс.

[/attention]

Россия — очень большая страна, и инклюзия в ней тоже очень разная. В Москве, например, где она закреплена законом с 2010 года, есть огромный опыт. Накоплены и технологии, и ресурсы, и есть компетентные учителя. А если брать Дальний Восток, там всё сложнее. Педагоги не всегда могут получить дополнительное образование по инклюзии, дистанционно не всему можно научить, а ехать не близко.

Ключевых системных проблем в инклюзивном образовании сегодня, на мой взгляд, пять:

  • компетенция учителя,
  • неподготовленность среды,
  • неумелая работа школы с родителями,
  • нехватка денег,
  • недостаточная работа СМИ.

Я думаю, что мы могли бы пойти по примеру Италии и Финляндии или других зарубежных стран, которые переучили всех учителей, чтобы ввести инклюзию. Но в России для подобного нужны очень серьезные средства. Сегодня мы смогли рассказать про инклюзию только около 2% педагогов.

Изменения вызывают страх

Проблема с учителями — сложная и многослойная. С одной стороны, это профессиональный аспект. С другой стороны — это простой человек, который получает задачу, к которой он не готов.

Ему не хватает знаний, подготовки, его просто не учили работать с особыми детьми.

При этом сегодня любой ребёнок с инвалидностью имеет право прийти в обычную школу по месту своего проживания, поэтому учителя можно понять — он не знает этого ребёнка.

Кроме того, на фоне профессиональной неуверенности и нехватки знаний у педагога возникает вопрос: «А почему я вообще должен учить детей с особенностями?» Или: «Если я делаю работу, к которой я не готов, то как это отразится на качестве моего труда?» Учителя очень неравнодушны к своим результатам, и ещё им интересно, что они за это получат. Здесь возникает вопрос мотивации не только внутренней, но и внешней — финансовой.

Нужно решать региональные вопросы с финансированием, чтобы в классе, где есть два-три особых ребёнка, учитель мог получать доплату. Нужен школьный совет, который будет помогать учителю.

Иначе будет профанация инклюзии. Формальная инклюзия потому и происходит, что физически ребенок находится в классе, но он никак не включен в совместную деятельность, не участвует на уроке, просто не учится.

Такое образование не инклюзивно.

Если в школе нет психолога, логопеда или тьютора, учитель остается в одиночестве. Возникает страх

Что делать? Как учить? Эти вопросы запускают перестройку педагога, что уже давно доказали норвежские коллеги. И учитель либо сдаётся, либо начинает учиться.

Раньше учителя часто просто уходили из школы. Сейчас это уже не выход. Нужно понять, что если ты хочешь оставаться в профессии, то нужно учиться работать с особыми детьми. Нужно общаться с родителями и понимать, какой подход нужен ребенку.

[attention type=yellow]

Надо выходить из класса и делать инклюзивной всю школу. Конечно же, это изменение начинается не с учителя, а с директора школы

[/attention]

Педагог проходит профессиональное испытание, он учится новому. И понятно, что вопрос не только в надбавке к зарплате, это не только новые знания, но и приобретение новых нравственных ценностей, новых профессиональных целей.

Учитель — основной человек, который делает наше образование либо включающим, либо исключающим, потому что инклюзивное образование — это задача не политическая, а прежде всего педагогическая.

От педагога зависит многое, от эмоционального настроя до его знаний. Сегодня учителя готовят к инклюзии, к построению инклюзивного урока многие организации: институты развития образования, институты повышения квалификации, общественные организации.

У нашего института только 12 программ повышения квалификации.

Мы рассматриваем готовность учителя как три ключевых слагаемых:

  • знать о том, что это за ребёнок,
  • принимать такого ребёнка эмоционально и нравственно,
  • уметь взаимодействовать с ребёнком и выстраивать его взаимодействие с другими детьми.

Каждый пятый родитель недоволен

Ещё одна серьёзная проблема — это неподготовленность среды. Мы не можем изменить школу в соответствии с современными стандартами, потому что на это нет ресурсов. Третий момент связан с тем, как мы работаем с родителями.

Каждый пятый родитель недоволен ситуацией с включением его ребёнка в образовательный процесс

Они выбирают (и по закону имеют на это право) траекторию образования, но для того, чтобы включать ребенка в процесс, нужен союз родителей и школы, постоянный диалог и контакт. Вместо этого часто появляется конфликтность, что и мешает работе.

Также не менее важно умение школы работать с родителями и разделять с ними ответственность за включение особенных детей в процесс образования. Разрыв между школой и родителями, недоверие в отношениях серьезно резонируют в инклюзивной практике.

Кроме того, мешает нехватка денег. Есть яркая региональная специфика в вопросе экономики инклюзии. В одном регионе власти поддерживают включение особых детей в обычные школы и школа может выполнить все свои гарантии. А в другом регионе руководство решило по-другому. Тогда школа беспомощна, потому что у неё нет денег, чтобы создать нужные условия.

Ещё я бы отдельно выделила важную проблему — это работа средств массовой информации с нашим сознанием. Законодательное право выбора — какую школу выбрать — принадлежит родителям, а родители — это люди, которые пользуются доступными им информационными источниками. Чтобы сделать выбор, они читают интернет, смотрят телевизор.

Журналисты сегодня мало и и не всегда правильно рассказывают про инклюзивную школу. Инклюзию чаще критикуют, нежели говорят о том, как и чем она важна. Инклюзия — это история не про инвалидов, а про всех нас.

Один за всех, и все за одного: советы учителям и директорам

Инклюзивным урок становится тогда, когда учитель умеет организовать совместную деятельность учеников, дать всем задачи и видеть каждого. Ещё важно, чтобы учитель понимал, что такое развитие, а не только знал предметный материал. В школе мы не только передаем знания, но и учим ребёнка относиться с себе, к другим и к миру.

У директора тоже много задач: сделать пространство школы мобильным, гибким и вариативным, адаптировать программы обучения.

Для успешной инклюзии нужны специалисты сопровождающего профиля: психологи, дефектологи, логопеды, тьюторы, — люди, которые разбираются в коррекции и знают особенности развития ребенка с инвалидностью, могут составить программу психологической поддержки и помочь учителю найти правильный подход к обучению особого ученика.

https://www.youtube.com/watch?v=RrkGWboPcv4

По результатам исследований мы видим, что около 70% педагогов, которые учат детей с особенностями, нуждаются в поддержке специалистов. В каждой школе учителям важно обсуждать детей с особенностями, обмениваться опытом, учиться друг у друга. Хорошим местом для обсуждения стратегии включения становится школьный консилиум. Также это профессиональное сотрудничество должно быть и на уроке.

Технология соучительства предполагает, что на уроке не один учитель, а несколько

Все они работают на то, чтобы дети, которые требуют внимания, получали поддержку прямо на уроке. Практика строится на взаимодействии учителя и психолога, учителя и тьютора, иногда в классе еще работает дефектолог или логопед.

Раньше педагоги-психологи работали в отдельных кабинетах. Они забирали детей с уроков на отдельные коррекционные или тренинговые занятия. Сейчас мы приходим к тому, что эти специалисты должны быть включены в учебный процесс. Соединение обучения и поддержки — это технологическое решение, которое обеспечивает включение и даёт универсальный дизайн обычного урока.

[attention type=red]

Если учитель всё-таки оказывается один на один с классом, где есть особенный ребёнок, то ему нужно повышать свою квалификацию с точки зрения индивидуальных особенностей детей, а также уметь организовать совместную деятельность, владеть навыками адаптации материала и уметь организовать разные формы. Тогда сам учитель становится универсальным!

[/attention]

Если в школе нет специалистов, руководство может заключить договор с коррекционной школой или с центром сопровождения, который находится на этой территории.

В школу привлекают нужных специалистов, которые могут помочь учителю с обучением особых детей в обычных классах.

Сетевая форма, которая сейчас закреплена законодательно, — это очень хороший инструмент, чтобы школа не только стала открытой, но и привлекла к себе необходимые ресурсы, в том числе и кадровые.

Зачем вообще коррекционные школы, если есть программа инклюзии?

Для развития инклюзии важно сохранить коррекционные школы. Тем самым мы даём родителям выбор. Во многих странах инклюзия развивается точно так же. Например, во Франции или в Германии система очень похожа на нашу.

Россия — очень большая страна, и мы не можем поступить как маленькие страны типа Италии или Финляндии и закрыть все коррекционные школы сразу. Нам нужно больше времени на изменения.

Источник: https://mel.fm/shkola/1638297-inclusion_school

Детство продлевать будете? как не пойти в 1 класс в 7 лет

Ребёнка хотят попросить уйти из школы, т. к. он ходил в эту школу в класс интеграции, там есть дефектолог.

1 сентября дети, кому исполнилось 7 лет, отправятся в школу. Первый раз в первый класс. У Гоши день рождения в июле. И на игривый вопрос взрослых: «Ты идешь осенью в школу?», он научился говорить твердо, с мягкой иронией: «Нет, не иду. То есть иду, но не этой осенью».

Гошин опыт может пригодиться тем, кто считает: «У нас другого варианта нет, 7 лет исполнилось, нужно в школу!». Другой вариант есть. То есть не так. Других вариантов несколько, но я расскажу про Гошин.

«Мальчик чудесный, но как он пойдет в школу?»

Гоша всю дорогу был не такой, как все. Если без диагнозов. Первые слова Гоша сказал в 3 года. Зато жестовой речью собственного изобретения владел безупречно. Предложения начал строить в 4. Логопедия к 6 годам была такая, что страдала треть алфавита.

А если помножить это на очень незамыленный взгляд на жизнь, на высокочувствительность, на инфантильность, на неумение сконцентрироваться на неинтересной задаче дольше, чем на 5 минут, несформированный интерес к учебе, то мои чувства понятны.

К тому же воспитатели говорят в оба голоса: «Мальчик чудесный, но как он пойдет в школу?».

Я задумалась — что с этим делать, если Гоше в июле исполняется 7 лет? И если я совершенно не хочу отдавать его в коррекционный детский сад или в коррекционную школу? Нет необходимости. Все хорошо. А будет еще лучше. Просто в этом году ребенок не готов к школе. Я сама пошла в 1 класс за 19 дней до восьмилетия — удачно родилась в сентябре. А дочка — за 2 месяца до восьмилетия. А тут Гоша…

Знаете ТРИЗ — теорию решений изобретательских задач? Я размышляла по ее методике, что могу с этим сделать. Поняла, что самый лучший вариант я уже профукала.

Вот если б я родила Гошу на 7 недель позднее, аккурат ко 2 сентября, проблем бы не было. Он бы спокойно пошел в школу 1 сентября следующего года семилетним. Но я упустила шанс.

И значит… нужно нырять в квест «Психолого-медико-психологическая комиссия». И мы с Гошей занырнули.

Делай раз!

Я позвонила в Центр психолого-медико-социального сопровождения нашего района и попросила организовать Гоше встречу с психологом. Кстати, любые встречи со специалистами Центра бесплатны!

Психолог разговаривала с сыном час. Иногда у нее вытягивалось лицо — она ждала других ответов. Иногда она вступала с ним в дискуссию.

— Гоша, ты на каком этаже живешь?

— На 18.

— А что ты будешь делать, если лифт не работает?

— Ха-ха! У нас 3 лифта!

— Хорошо, электричество отключилось, и не работают все 3 лифта. Что ты будешь делать?

— Сначала надо послать эсэмэску, что мы задержимся, потому что лифты не работают.

***

— Гоша, можешь рассказать стихотворение, у вас недавно был утренник!

— Могу.

— Расскажи!

— Мы свинками готовы! Хорошенькими стать!

— А дальше? Забыл?

— Нет, помню. Но не расскажу. Дальше не моя роль, я не имею права чужой стих рассказывать!

***

— Гоша, ты знаешь, что тебе полезно плавать в бассейне?

— В бассейне в нашем детском саду не полезно плавать! Там нет смысла плавать! Там не утонешь! Там воды по попу всего! Мне полезно летом плавать в море!

***

— Какие ты знаешь дни недели?

— Рабочие и выходные.

[attention type=green]

Психолог сказала, что ребенок развивается в собственном темпе, и он чуть ниже, чем у среднестатистического будущего первоклассника. Она написала заключение, что в связи с результатами тестирования рекомендует пройти ТПМПК (территориальную психолого-медико-педагогическую комиссию — прим. ред.) и задержаться на год в детском саду.

[/attention]

Это мой первый опыт, когда специалист подтвердил мои мысли о Гоше. Мне было непросто это принять. Видимо, в глубине души я надеялась на: «Мамочка, идите домой. У вас все хорошо, вы надумали проблему, а ребенок уже сейчас все делает как безукоризненный первоклассник». Несколько дней ушли на адаптацию к мысли, что все так, как я вижу. И это объективность, а не повод расстраиваться.

Делай два!

По итогам встречи с психологом я записалась к специалистам Городского центра психолого-медико-социального сопровождения, которых необходимо пройти до ТПМПК. Это логопед, еще один психолог и дефектолог.

Получила направление к участковому педиатру и записала Гошу к психиатру в детском ПНД и к неврологу в поликлинике. А сама взяла заключение психолога и отправилась в РОНО. Рассказала нашу ситуацию.

И получила заверения сотрудник: «Если специалисты на Комиссии признают, что ребенку необходимо задержаться в детском саду, то его там оставят».

Делай три!

Дальше была психиатр.

— Гоша, задачка. Что лишнее: стол, стул, подоконник, шкаф?

— Подоконник.

— Почему?

— Все остальное стоит на полу, а к подоконнику надо подойти еще.

***

— Дуб, сосна, дерево, береза — что лишнее?

— Не знаю. Это все деревья.

— А ты знаешь, как выглядит береза?

— Ну, как обычная береза.

***

— А ты знаешь, чем папа отличается от мамы?

— У папы родинка на лице. А у мамы выбритый висок.

Психиатр смотрела на меня подозрительно: «А вы с мальчиком вообще не занимаетесь дома?». Я кивнула — конечно, куда нам. Ребенок растет как трын-трава. Родные березки не может описать в деталях.

Психиатр расписалась в том, что у сына дефицит внимания и психологический инфантилизм.

Мы вышли из ПНД и Гоша сказал: «Ты иногда нарушаешь мои границы очень грубо. Сейчас ты их нарушишь, если мы не пойдем в кафе». Я пожалела, что психиатр ничего не узнала про границы, и мы отправились в кафе.

Делай четыре!

Следующим в Гошином квесте была снова психолог.

Вообще вопросы у всех специалистов пересекались между собой. По крайней мере, 60% из них были похожими. Гоша рос от специалиста к специалисту. Он знал, что от него хотят, и легко вычитал из 6 яблок 3 яблока. И считал до 10 и обратно, старательно фокусируясь на только что поставленном звуке «Р-Р-Р-Р».

У пятого специалиста Гоша выглядел как человек, который уже сто раз поступал в МГИМО. Вопросов можно было не задавать даже — Гоша заходил в кабинет со спичем: «Меня зовут Гоша, мне 6 с половиной, и я не иду в школу. Этой осенью не иду. Я умею считать до 10. Или, если хотите, до 22. Или до 100. А вы?».

Сначала надо было составить рассказ по картинкам. Их было 3. На первой юноша в шапке с полями держал у носа горсть зерен. На второй — поле, похожее на колхозное, грядки уходили вдаль, там, вдали, красовалось пугало. На третьей комбайн собирал зерна, а в правом верхнем углу потенциально маячила мельница.

Гоша сказал: «Мужчина решил засеять поле зернами. (Я вздрогнула от слова «мужчина» — юноша на картинке был чисто Ромео. У него явно была производственная практика в школе). Он засеял, получились грядки. Но тут девочка прошла между грядок в конец поля… Аккуратно прошла, чтоб не растоптать ростки. И встала там, растопырив руки. Фотографируется, наверное». До комбайна дело не дошло.

Дальше — задание на тему «Чего не хватает». Например, нарисован шуруп и у него нет резьбы. Гоша здраво объяснил, что шурупу нужна резьба в зависимости от того, какая у психолога есть отвертка. Если крестообразная, то пусть будет крестик.

А если минусообразная, то можно или нанести резьбу как минус. Или тоже крестик. У психолога отвертки не было, но имелись еще картинки на эту самую тему. Собаку с одним ухом и кота с левыми усами Гоша вычислил быстро.

А дальше была дама с маникюром, но без ногтя на мизинце.

— У нее когтя не хватает, — заметил Гоша.

— Коготки у кошечки, а у тетеньки…

— У этой когти! — сказал Гоша, как отрезал.

«Можно еще пару вопросов?» — уточнила психолог через 40 минут. «Уже нет», — сказал сын.

На прощанье психолог спросила, откуда у Гоши царапина на носу. «Это был тихий час, — Гоша понизил голос без излишней застенчивости. — Все спали. Кроме меня. Я высунулся из кровати и подглядывал, как воспитатели репетируют праздник Масленицы. И выпал из кровати, как из гнезда».

Делай пять!

Время каждой консультации — около часа. Гоша сидел чинно за столом минут 10. Потом спускался под стол и изучал, как устроен мир. Дефектолог заглядывала под стол, показывала Гоше карточку с 4 рисунками и просила их нарисовать по памяти. И говорила мне: «Ну что вы, мамочка. Он готов к школе, вы видите? Иначе пересидит в саду, и придете ко мне с проблемами с мотивацией».

— Было три конфеты, ты их съел. Сколько конфет осталось?

— Одна.

— Почему одна?

— Она у меня под подушкой лежала, это отдельная конфета.

***

— Сколько будет 5+1?

— Это мне неинтересно. Я могу сказать, сколько будет 5-1. Но если вы хотите, то я посчитаю. 6!

Гоша рисовал звезду и гриб. Не в тех клеточках, что надо. Дефектолог смотрела на меня и говорила: «Надо развивать память. Давайте ему 10 слов, надо, чтобы он их мог воспроизвести. Или 10 рисунков».

Я сказала: «Давайте я вам сейчас дам 10 слов. Или 10 рисунков. И вы их мне воспроизведете».

Но дефектолог ответила: «О, нет. Я сейчас вашу карту заполняю, мне некогда».

[attention type=yellow]

Еще надо было составить рассказ по картинкам. На них был ежик. Он разложил под деревом яблоки и залез на него. Потом прыгнул на яблоки спиной вниз. И с наколотыми яблоками ускакал. На спрашивайте, что курил автор.

[/attention]

Гоша тоже удивился: «Ежик залез на дерево. Не знаю, он нормальный был? Не уверен. Но залез. Сидит ежик на дереве. Смотрит на яблоки. И тут он решил яблоки приколоть к своей спине. И прыгнул вниз. Удачно прыгнул.

Даже очень удачно! Конец».

Делай шесть!

Участковый невролог смотрела в карточку и ахала: «Как! Вы родили ребенка дома и не взвесили? Ну тогда как он пойдет в школу?». Педиатр взвесила Гошу и померила рост. И, глядя на анализы полугодовалой давности, назначила сдать кровь.

Еще был психолог в центре психолого-медико-социальной помощи для меня. Я рассказала все, что знаю и думаю про Гошу. Психолог меня внимательно слушала, кивала, задавала вопросы. Мне понравилось, что кому-то интересны мои мысли и что не надо просить Гошу выползти из-под стола.

Квест пройден или…?

Прошло всего-то 3 месяца с момента звонка в центр психолого-медико-социальной помощи и, внезапно, оказалось, что квест пройден. Справки собраны. Гошины воспитатели написали характеристику на него.

А логопед из садика — итоги проделанной работы и план занятий на следующий год.

В папке «Георгий Бугрышев» вместе с заключениями специалистов лежали Гошины записки с занятий в Центре (все буквы и цифры в зеркальном отражении, но это наша с Гошей следующая задача).

И — та-дам! — нас пригласили на Комиссию ровно через неделю.

— Гоша, — сказала я, — обещаю тебе, мы сходим на Комиссию, и после этого ты можешь быть свободным.

— Вообще? Уехать к бабушке и начать летние каникулы уже в мае?

— И это тоже.

Гоша хлопает в ладоши и радуется, что ему не нужно разучивать танец на выпускной в детском саду. Он не пойдет на него. И ленту «выпускник» наденет через год. Никаких ложных сценариев. Я слышу себя и ребенка. Всему свое время.

Комиссия состоялась 19 апреля. Гоша ответил на заданные вопросы бойко. Председатель сказала, что случай неоднозначный, и нужно подумать. И попросила уточнения у логопеда детского сада и заведующей.

Заключение о том, что Комиссия рекомендует Гоше остаться в детском саду, я получила 13 мая. И через заведующую садика передала его в РОНО. А вместе с ним заявление на имя главы администрации района о том, что прошу продлить пребывание моего ребенка в детском саду согласно рекомендации Комиссии.

До окончания квеста остался один шаг, но у меня уже есть чувство, что мы с Гошей хакнули систему. В заключении сказано: «Уровень развития ребенка соответствует возрастной норме.

Комиссия рекомендует продолжить образование по основной общеобразовательной программе дошкольного образования».

Я благодарна за это всем, кто был на нашей с Гошей стороне и подошел к вопросу не формально, а с участием: заведующей, логопеду и воспитателям детского сада, специалистам ТПМПК, сотрудникам РОНО.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/littleone/detstvo-prodlevat-budete-kak-ne-poiti-v-1-klass-v-7-let-5d397e31998ed600acee5129

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: