Сын порезал себе вены, был пьян, его вызывают в следственный комитет нашего города, видимо скорая передала, каковы могут быть последствия?

Содержание
  1. Что толкнуло журналистку Ирину Славину на самоубийство и будет ли уголовное дело
  2. Унизительный обыск
  3. Что за уголовное дело? 
  4. Административные дела
  5. «Пока моя мама горела заживо, вы молчали»
  6. Вас вызывают в полицию, можно ли не идти?
  7. Можно ли уйти если вас обманули?
  8. Что будет если не явиться на допрос?
  9. Какие есть законные методы не являться на допрос?
  10. Слишком многое себе позволяла Почему самый независимый журналист Нижнего Новгорода Ирина Славина сожгла себя у здания МВД. Репортаж Кристины Сафоновой
  11. «Я учительница, я хочу стать журналистом»
  12. «Она понимала, кто затягивает петлю на ее шее»
  13. Причинение смерти по неосторожности или тяжкого вреда повлекшее смерть | Юридические Советы
  14. Бьет умышленно, но смерти не желает (4 ст. 111 УК РФ)
  15. Проблемы отличия неосторожного причинения смерти от других преступлений
  16. Критерии отграничения
  17. Какое наказание на смерть другого человека

Что толкнуло журналистку Ирину Славину на самоубийство и будет ли уголовное дело

Сын порезал себе вены, был пьян, его вызывают в следственный комитет нашего города, видимо скорая передала, каковы могут быть последствия?
https://www.znak.com/2020-10-05/chto_tolknulo_irinu_slavinu_na_samoubiystvo_i_budet_li_ugolovnoe_delo

2020.10.05

По факту смерти главного редактора KozaPress (Нижний Новгород) Ирины Славиной, которая в конце прошлой недели совершила акт самосожжения, есть основания для возбуждения уголовного дела о доведении до самоубийства, считает соруководитель уголовно-правовой практики адвокатской коллегии Pen& Paper Вадим Клювгант. За несколько дней до трагедии дома у Славиной прошли обыски по уголовному делу против местного предпринимателя Михаила Иосилевича о сотрудничестве с «Открытой Россией» (организация признана нежелательной в России).

Ирина СлавинаСтраница Ирины Славиной на

«Налицо признаки вынужденности этого ее трагического решения, до которого ее именно довели.

Предметом расследования должна стать вся совокупность действий должностных лиц по преследованию Ирины, включая обстоятельства производства обыска (но не ограничиваясь ими)», — считает Клювгант. Кроме того, по его словам, «есть большие сомнения» в законности обыска, «и это должен был проверить суд».

Но даже если основания для следственных действий были, это не значит, что обыск нужно было превращать в «демонстративную акцию устрашения и унижения», говорит юрист. 

По его словам, любые властные полномочия, связанные с ограничением прав человека, вторжением в жилище, изъятием объектов собственности и тому подобное, должны реализовываться лишь настолько, «насколько это действительно необходимо в интересах защиты конституционных ценностей». 

«При этом должны соблюдаться все предусмотренные законом гарантии, в том числе на получение юридической помощи адвоката, и не должны совершаться действия, унижающие человеческое достоинство. Злоупотребление и превышение полномочий должностными лицами при проведении подобных действий может быть уголовно наказуемо.

Если же выяснится, что оснований для вторжения заведомо не было и они фальсифицированы — это еще одно преступление. Перспективы еще даже не начатого расследования обсуждать не стану, но подчеркну: оно должно быть профессиональным, честным и объективным.

А его результаты должны быть предъявлены обществу» — считает адвокат.

Пока уголовное дело не возбуждено. Ведется доследственная проверка. 

Унизительный обыск

Обыск начался дома у Ирины Славиной в 6 утра за несколько дней до самоубийства. Журналистка проходила свидетелем по уголовному делу против местного предпринимателя Михаила Иосилевича. В квартиру Славиной ворвались 12 силовиков. Они искали у нее материалы, связанные с «Открытой Россией». У нее сразу отобрали телефон, позвонить адвокату она не смогла. 

У Славиной изъяли всю технику, включая флешки и компьютер. Для журналиста это означает лишиться возможности работать.

«Обыски в России давно превратились в важный инструмент политического террора и запугивания оппозиции. Смысл обыска — в моральном терроре. И чем больше стресса получат близкие вам люди — тем лучше.

Знаете, как это устроено? Ночью или рано утром к вам в квартиру врываются следователи. В квартире они переворачивают все вверх дном, начинают что-то искать. Длятся обыски обычно несколько часов.

[attention type=yellow]

В ходе обысков изымают технику — телефоны, компьютеры, ноутбуки, планшеты, фотоаппараты, видеокамеры, флешки, жесткие диски с личными фотографиями, даже банковские карты.

[/attention]

Забирают и детские вещи — приставки, игрушечные телефоны, даже диски с мультиками», — прокомментировал в своем  глава политического движения «Общество. Будущее» Роман Юнеман. 

О том, как проходил обыск у Славиной, можно судить по рассказам других людей, к которым по этому самому уголовному делу приходили силовики. «Начали все вышвыривать и вообще вели себя противно, очень грубо и мерзко. Постоянно говорили мне „вы же безбожники, безбожники“.

Я же был в шортах, мне говорят: „одевайся, едем в Следственный комитет“ — а мне нужно переодеться, я же первое, что нашел, на себя натянул. Говорю: „мне нужно раздеться, надеть штаны“. Они говорят: „ну, переодевайся“ и смотрят на меня. Ну, пришлось переодеваться.

Славина тоже писала, что переодевалась при них», — цитирует «Новая газета» координатора местного штаба Навального Романа Трегубова. 

Близкие и знакомые Славиной отмечают, что именно проведение такого неоправданно жесткого обыска могло стать «последней каплей», подтолкнувшей Славину к трагическому шагу.

Видимо, эти предположения не понравились сотрудникам СКР, потому что на сайте регионального управление появилось сообщение: «Сообщения в ряде средств массовой информации о том, что смерть погибшей связана с проведением у нее накануне гибели обысков, не имеют под собой никаких оснований. Она была свидетелем и не являлась ни подозреваемой, ни обвиняемой в рамках расследования уголовного дела, по которому проводились».  Ответить Znak.com на дополнительные вопросы по делу в СКР отказались.

Что за уголовное дело? 

Уголовное дело, о котором идет речь, было возбуждено в отношении местного предпринимателя Михаила Иосилевича. Ему вменяют статью 284.

1 УК РФ («Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании ее нежелательной на территории Российской Федерации»). Как писала сама Славина в своем издании «Коза.

Пресс», Иосилевичу ставится в вину, что он 2 и 3 сентября предоставил свое помещение под лекции для наблюдателей на выборах от партии «Яблоко». Эти лекции дважды срывала полиция, поскольку, по версии следствия, организаторы были связаны с «Открытой Россией». 

Ирины Славиной[attention type=red]

Иосилевич является «настоятелем храма» пародийной церкви Летающего Макаронного Монстра. Он часто предоставлял помещение храма различным оппозиционным активистам. Летом 2019 года здесь проходил форум, организованный «Открытой Россией».

[/attention]

В том же году здесь выступил незарегистрированный кандидат на выборах в Мосгордуму Александр Соловьев (он был председателем «Открытой России» в 2017 году), пишет «Новая газета». За эти мероприятия Иосилевич имел два административных штрафа.

Третий, как он предполагал, может стать причиной для уголовного дела. Так и вышло. 

По словам Иосилевича, доносы на него постоянно пишут одни и те же люди. Среди них — некто Илья Савинов.

«Постоянно пишет на меня доносы, во всех мероприятиях он находит признаки работы „Открытой России“, — рассказал изданию Иосилевич, — Когда Соловьев приехал, Савинов решил, что все мероприятие было связано с „Открытой Россией“.

Я еще, когда „Голосу“ давал помещение в этот раз, спрашивал: ребят, точно будет только „Голос“? „Открытой России“ не будет?»

Несмотря на то что лекции не были связаны с «Открытой Россией», они все равно привлекли внимание силовиков: участников опрашивали, а 1 октября заявились с обысками к нескольким активистам, включая самого Иосилевича и Славину. 

Административные дела

Помимо обысков в рамках уголовного дела у Славиной были и другие проблемы:  ее издание и ее лично неоднократно штрафовали в рамках административного производства. Так, в последнее время на нее заводили несколько административных дел и три гражданских. Например, ей выписали штраф в 70 тыс.

рублей по статье о неуважении к власти за пост в об установке мемориальной доски Иосифу Сталину, а за распространение недостоверной информации о коронавирусе — 65 тыс. рублей. К слову, по последнему делу 13 октября в Нижегородском районном суде состоится апелляционное рассмотрение. Об этом написал глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков.

Речь в материале Славиной шла о первом заболевшем в городе Кстово. «Новость вышла 24 марта. В июне полиция Нижнего Новгорода возбудила административное дело по части 9 статьи 13.15 КоАП.

[attention type=green]

Факты заражений жителей Кстова коронавирусом впоследствии власти подтвердили официально, но суд не принял это во внимание, как и полное отсутствие доказательств угрозы вредных последствий», — написал Чиков, призвав посетителей почтить память Славиной на открытом заседании.

[/attention]

«Ее и штрафовали за всякую чушь, и листовки с оскорблениями в подъезде клеили, и шины резали. Она в этом аду много лет жила», — рассказывает нижегородский правозащитник Станислав Дмитриевский. Славина, по его словам, была очень спокойным и выдержанным человеком, «но внутри у нее вулкан клокотал, она не могла выносить несправедливость и тот ужас, в который погружается страна». 

«Пока моя мама горела заживо, вы молчали»

На похороны Ирины собирают средства. Пост об этом разместила в своем дочь журналистки Маргарита Некрасова. Накануне она вышла с одиночным пикетом к зданию местного МВД. На плакате была надпись: «Пока моя мама горела заживо, вы молчали». К сожалению, на сообщение Znak.com в социальной сети Маргарита не ответила. 

Независимый профсоюз журналистов России выступил с заявлением, призвав власти провести беспристрастное расследование. «Перед самосожжением — трагическим, неоправданным, но понятным актом отчаяния — Ирина обвинила в произошедшем государство. Незадолго до этого, как теперь стало принято, на рассвете, в ее квартире в очередной раз прошел обыск. Он был произведен в унизительной форме.

Наша организация уверена, что в произошедшем имеются явные признаки преступления, предусмотренного 110 ст. Уголовного кодекса РФ (доведение до самоубийства). Мы требуем провести расследование.

Однако никакое расследование или даже приговор — весьма эфемерный в условиях нынешнего авторитарного беззакония — не вернет обществу самоотверженную журналистку Ирину Славину», — говорится в заявлении. 

К этому требованию присоединился Генеральный секретарь Европейской федерации журналистов (EFJ) Рикардо Гурьеррес: «Эта трагедия требует тщательного расследования. Послание жертвы очевидно.

Следственный комитет России не может просто констатировать, что самоубийство не связано с давлением, которому подверглась журналистка.

Если Ирина действительно была всего лишь свидетелем по делу „Открытой России“, то почему власти провели такой жесткий обыск? Какова была цель этой силовой акции? Мы требуем четких ответов».

[attention type=yellow]

Как сказали Znak.com местные журналисты, в рамках доследственной проверки назначена экспертиза. «Чтобы установить психическое состояние женщины, назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза», — говорится на сайте СКР. Однако подтвердить информацию о том, что тело не выдают, официально Znak.com пока не удалось.

[/attention]

«Посмертные экспертизы могут проводиться и время от времени проводятся (опять же, при наличии оснований). Другой вопрос, насколько нужно тело для производства именно психологической экспертизы.

И еще: раз нужна такая экспертиза, то тем более нужно и полноценное расследование. Экспертиза — не „царица доказательств“, а лишь один из видов доказательств.

И самое главное: она тоже должна быть честной и профессиональной», — прокомментировал адвокат Вадим Клювгант. 

На месте гибели Славиной местные неравнодушные жители организовали стихийный мемориал и приносят туда цветы, которые выбрасывают коммунальщики. Цветы появляются вновь. 

На сайте издания РИА «Новости» опубликована колонка Ирины Алкснис «Самоубийство как теракт», которая хорошо иллюстрирует ту пропасть, которая разверзлась в последние годы между защитниками режима и его противниками.

В колонке автор припомнила прошлогодний пост Славиной: «Интересно, а если я устрою акт (самоубийства. — Ред.

) возле проходной УФСБ (или прокуратуры города, я пока не знаю), это хоть сколько-нибудь приблизит наше государство к светлому будущему или моя жертва будет бессмысленна?»

«В результате вместо обличения тираническо-античеловеческой сущности российского государства возникает печальный образ неуравновешенной женщины с давними суицидальными наклонностями, не получившей помощи, в которой она нуждалась и которая, будучи оказанной вовремя, возможно, предотвратила бы трагический исход», — заключает Алкснис, отмечая, что «российская политика в данном направлении отличается подчеркнутой мягкостью, на фоне которой западные страны выглядят прямо-таки озверевшими в своей жестокости». 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: https://www.znak.com/2020-10-05/chto_tolknulo_irinu_slavinu_na_samoubiystvo_i_budet_li_ugolovnoe_delo

Вас вызывают в полицию, можно ли не идти?

Сын порезал себе вены, был пьян, его вызывают в следственный комитет нашего города, видимо скорая передала, каковы могут быть последствия?

Доброго времени суток уважаемые читатели, сегодня поговорим о такой ситуации, что делать если вас вызывают на допрос в полицию, можно ли туда не идти, и что за это грозит.

И так для начала давайте разберемся в каких случаях вас могут вызвать сотрудники полиции.

1) Вас могу вызвать на опрос, на опрос вызывают как правило оперативные сотрудники, в основном это происходит по телефону, или с помощью некой бумаги, которую многие ошибочно считают повесткой, но она таковой не является.

Теперь самое главное обязанности явится на опрос у Вас нету! Единственное из за чего вы можете туда сходить, это только ваше любопытство, так как по телефону вам некогда не скажут правды, что от вас хотят, обязательная рекомендация для вас не ходить в правоохранительные органы без адвоката.

Еще один важный совет, который я прошу Вас запомнить, если сотрудники уголовного розыска просят придти вас на опрос, то это означает, что никакого уголовного дела еще не возбуждено.

Обязанности явиться на опрос у вас нет, и если вам поступил звонок и звонящий представился сотрудником уголовного розыска, участковым и так далее, уточните по телефону, что конкретно от вас хотят, и если вам сказали, что ждут вас на опрос, то вы смело без всяких на то причин можете сказать, что вы не придете, потому что не хотите.

Ну и что греха таить, все я думаю прекрасно знают, что сотрудники правоохранительных органов для того, чтобы вы явились могут начать вас запугивать, говорить что вас вызывают на допрос, что дело уже возбужденно, в таком случае не паникуйте а скажите, что вы явитесь с адвокатом, обратитесь к адвокату и попросите выяснить, что от вас конкретно хотят, адвокат уже сможет позвонить уточнить, для чего вас вызывают, и если уже адвокату скажут вызывают на допрос, а на самом деле это окажется опрос, то как минимум адвокат подаст жалобу, и самое легкое чем такой неродивый сотрудник сможет отделаться это выговором.

2) Следующее на что вас могут вызвать это дача показаний, в основном происходит так же как и с опросом, вызывают по телефону или некой бумагой.

Важно знать, что законодательно процедура, как дача показаний нигде не регламентируется, это некая выдумка сотрудников правоохранительных органов.

Какой вывод можно сделать, когда вам позвонили, и сказали, что вы должны явиться для дачи показаний? Это означает, что ведется до следственная проверка, и обязанности явиться у вас нет, последствий за неявку у вас тоже нет.

Дача показаний возможна только в добровольном порядке, если вы не хотите никто не может вас заставить.

Можно ли уйти если вас обманули?

Опять распространенная ситуация, вам позвонили ввели вас в заблуждение сказали что вы должны явиться на допрос, денег платить адвокату у вас нет, вы пришли как добропорядочный гражданин в отдел полиции, вам сказали ждите сейчас мы будем брать с вас объяснения, вы смело можете встать и сказать, что объяснения вы давать не будете, развернуться и уйти, вас обязаны отпустить, если же вас не отпускают, звоните на горячую линию в прокуратуру или в УСБ, поверьте после этого звонка и даже намерения туда позвонить вас сразу отпустят.

3) Следующее на что вас могут вызвать это допрос.

Вызов на допрос оформляется повесткой, а не бумагами похожими на повестку о которых мы говорили ранее, повестка направляется на ваш адрес регистрации.

Еще один способ уведомления на допрос, является телефонограмма, то есть телефонный звонок, звонивший обязан представиться назвать четко свое Ф.И.О. звание цель звонка, когда и куда в какое время вам необходимо явиться на допрос.

Что будет если не явиться на допрос?

После двух уведомлений не важно была ли это повестка, или телефонограмма, если вы не явились без уважительных причин, следователь выносит постановление о приводе, передает его сотрудникам уголовного розыска, они вас розыскивают и принудительно доставляют к следователю на допрос.

Важно иметь ввиду, сотрудники уголовного розыска приходят как правило рано утром, когда вы еще точно находитесь дома, как правило это время 5-6 утра. Важный момент когда вам сказали, что на ваше имя вынесено постановление о приводе, вы можете не открывать дверь, взламывать дверь вам не имеют права, в это время сообщите, что вы связывайтесь с адвокатом, и ждете когда он приедет.

Если вы узнали, что в отношении вас вынесли Постановление о приводе, лучше всего явиться добровольно так как вас все равно доставят, если же вы открыли дверь и вам показали постановление не сопротивляйтесь иначе к вам применят физическую силу и все равно доставят.

[attention type=red]

Худшая из ситуаций которая может возникнуть это в аэропорту к примеру вы с семьей собрались улететь на отдых, и к вас в штатском подходят сотрудники уголовного розыска и вас снимают с рейса и доставляют, причем им не будет разницы, что у вас сгорят путевки, и никто вам это не компенсирует, потому что явиться на допрос вы обязаны, причем как подозреваемый, так и свидетель.

[/attention]

Привод нельзя применить к несовершеннолетним не достигших 14-и летнего возраста, к беременным женщинам, и к лицам к которым по состоянию здоровья не в состоянии покинуть то место где они находятся.

Какие есть законные методы не являться на допрос?

1) Ненадлежащие уведомление, как мы с вами помним повестку должны присылать по адресу регистрации, а не на работу, или адресу фактическому, или родственникам;

2) Если вы находитесь в служебной командировке (при наличии подтверждающих документов);

3) Нахождение на отдыхе (при наличии доказательств);

4) Состояние здоровья.

Надеюсь предоставленная информация будет для Вас полезна, не забудьте подписаться на канал, для того, чтобы регулярно повышать свою правовую грамотность.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5df62445ddfef600b00132f7/vas-vyzyvaiut-v-policiiu-mojno-li-ne-idti-5dfdfd805fd55f00ad227097

Слишком многое себе позволяла Почему самый независимый журналист Нижнего Новгорода Ирина Славина сожгла себя у здания МВД. Репортаж Кристины Сафоновой

Сын порезал себе вены, был пьян, его вызывают в следственный комитет нашего города, видимо скорая передала, каковы могут быть последствия?

Днем 2 октября 2020 года главный редактор нижегородского издания KozaPress Ирина Славина совершила акт самосожжения у здания МВД Нижнего Новгорода и погибла. Ей было 47 лет. Перед смертью Славина написала пост в фейсбуке, в котором попросила винить в ее смерти Российскую Федерацию.

Семья Славиной, ее друзья и коллеги уверены, что на такой шаг она пошла из-за постоянного давления власти. Они называют ее поступок подвигом.

Специальный корреспондент «Медузы» Кристина Сафонова провела в Нижнем Новгороде несколько дней и рассказывает, как живет город и близкие Ирины Славиной после ее гибели — и что они говорят о причинах случившегося.

В небольшом зале Дома ученых, расположенного в центре Нижнего Новгорода, погашен свет. Единственное светлое пятно — сцена, по бокам которой висят красные театральные шторы. В самом центре, на возвышении — закрытый белый гроб. В нем лежит Ирина Славина.

Проститься с главным редактором нижегородского издания KozaPress днем 6 октября пришли несколько сотен человек. Один за другим они подходят к краю сцены и оставляют у черно-белого портрета Славиной цветы, по просьбе ее семьи — живые.

Многие после этого не уходят и, заняв одно из красных откидных кресел, смотрят, как под траурную музыку на заднике сцены сменяются фотографии журналистки с надписью «Живи!».

Некоторые решаются выступить с речью — церемония прощания проходит в формате «открытого микрофона». 

Друзья, коллеги Славиной и те, кто лично знаком с ней не был, рассказывают, что она была неравнодушной, принципиальной и независимой, «лучшей в этом Нижнем, мать его, Новгороде и не только».

А ее смерть — это «последний протест», самопожертвование и подвиг, сравнимый с поступком и . В темноте слышны всхлипы. Плачет и 70-летняя мать Ирины Славиной — невысокая женщина с волнистыми волосами, повязанными черной лентой.

Муж журналистки, Алексей Мурахтаев, и дети — 20-летняя Маргарита и 30-летний Вячеслав — на людях стараются не проявлять эмоций. 

[attention type=green]

К часу дня — спустя два часа с начала церемонии прощания — цветов на сцене уже так много, что за ними почти не видно портрета журналистки. Выступления становятся резче, а публика реагирует эмоциональнее. «Иру убили!» — жестикулируя говорит знакомый Славиной, правозащитник Станислав Дмитриевский. В зале впервые раздаются аплодисменты.

[/attention]

«Хватит молчать! Хватит бояться! Если сейчас мы опять посидим, погорюем, польем слезы и разойдемся, это значит, что она умерла зря», — продолжает Дмитриевский. Собравшиеся снова аплодируют.

 Дальше со сцены предлагают после церемонии дойти с портретом Славиной до места, где она погибла (люди из зала охотно соглашаются), и даже пронести по улицам Нижнего Новгорода гроб с телом журналистки (эта идея не получает большого отклика).

Одной из последних к микрофону подходит невысокая женщина с тихим дрожащим голосом, с Ириной Славиной она не была знакома. «Мне очень страшно выступать. Я маленький человек. Я маленький житель этого города.

Я маленький житель Российской Федерации, который всегда жил в своей семье, в своем маленьком доме. Мне было так хорошо жить, и я боялась жить иначе, и боюсь до сих пор. Очень сильно боюсь», — говорит она.

И добавляет, что самым страшным было бы, если бы поступок Ирины Славиной оказался «напрасным». Но этого, на ее взгляд, не случилось, потому что она сейчас здесь.

«Я очень благодарна, что она [Ирина Славина] думала не только о глобальной несправедливости. Она думала о маленьких людях, она думала обо мне». Дотронувшись ладонью до крышки гроба, женщина произносит: «Прости меня».

«Я учительница, я хочу стать журналистом»

«Все прекрасно знают, кто такая Ирина Славина. И мало кто знал, кто такая Ирина Мурахтаева», — так начинает рассказ о Славиной нижегородский журналист Александр Пичугин. 

Ирина Мурахтаева (до замужества Колебанова) родилась 8 января 1973 года в . Здесь же она получила филологическое образование и восемь лет проработала школьным учителем русского языка и литературы. А в 2003 году, отучившись по специальности «журналистика» в Университете Российской академии образования, устроилась в газету «Нижегородская правда». 

«Она пришла и сидела около кабинета, сказала: „Я учительница, я хочу стать журналистом“», — пересказывает коллега и близкий друг Мурахтаевой Александр Гущин слова тогдашнего заместителя главного редактора газеты Геннадия Чеснокова.

Чесноков, продолжает рассказ Гущин, посчитал Ирину очень талантливой, взял на работу и стал ей способствовать — «подыскивал не то что учителей, а людей, которые могли подсказать». Тогда в «Правде», говорит Гущин, работали «реально светила». Свои публикации Ирина Мурахтаева подписывала псевдонимом Славина.

Как рассказывают ее коллеги и друзья, так она делала из любви к отцу — моряку дальнего плавания Колебанову, умершему от рака в 2014 году. По этой же причине Славина, общаясь с фейсбуке, часто называла себя «Капитанской дочкой».

[attention type=yellow]

В «Нижегородской правде» Ирина Славина проработала восемь лет. И тогда, и сейчас газета принадлежала правительству области. «Мы делали правительственные заказы — и [местные] выборы, и путинские выборы.

[/attention]

Все было, — вспоминает Александр Гущин, работавший в издании сначала дизайнером, а затем художественным руководителем. — Она [Ирина] была очень бескомпромиссный человек, так скажем. Чем больше она погружалась в журналистику, тем тяжелее ей было писать о чем-то таком».

По его словам, руководство газеты неоднократно отказывалось публиковать материалы Славиной, в которых критиковались «госдеятели всякого рода». Но уволиться ее попросили после того, как она опубликовала на форуме нижегородского сайта nn.

ru инструкцию под названием «Единая Россия — акцент для СМИ», пришедшую в газету накануне парламентских выборов.

«Город провинциальный, связи очень плотные. Когда начинаешь копать какую-то историю, рано или поздно обнаруживаешь в ней интересы многочисленных социальных группировок, в том числе влиятельных.

Когда она [Ирина Славина] задевала чьи-то интересы, ее звали на ковер и объясняли — этих трогать нельзя. Договориться с Ирой было невозможно, и ей предлагали уволиться», — рассказывает Светлана Кукина, работавшая со Славиной в нескольких редакциях.

За следующие пять лет Ирина уволилась из газеты «Нижегородский рабочий» (где сотрудникам месяцами задерживали зарплату), информационных агентств «Ньюсрум 24» (из-за новости о том, что на проправительственную акцию привезли массовку из студентов) и «Ньюс-НН» (отсюда Славиной пришлось уйти после того, как она запросила в министерстве сельского хозяйства «несколько цифр»). 

О своей ситуации с работой Славина писала в фейсбуке. Весной 2015 года, вспоминает Светлана Кукина, кто-то сказал ей: «Ира, попробуй работать на себя». Деньги на открытие издания Славиной дали знакомые (в том числе Кукина), подписчики придумали название — «Коза».

«Идея изначально была сделать медиа из независимых журналистов, которые зарабатывают на донатах пропорционально. Но как-то получилось, что писала одна Ира», — рассказывает бывший соучредитель «Козы» и владелец нижегородской web-студии Go-Promo Дмитрий Лещев.

Проект существовал в основном на пожертвования подписчиков, но денег часто не хватало, и Ирина была вынуждена параллельно подрабатывать в других редакциях.

«Она жила „Козой“. Она родила ее, она ее воспитала, — говорит Александр Гущин. — Я знаю, что ей было тяжело. У нас неоднократно были с ней такие разговоры. Я говорил: „Ир, надо делегировать“. — „Да, мне помогают. Вот бухгалтер на общественных началах. Вот программист тоже на общественных началах“. Она иначе бы не справилась, понятное дело. Она совершенно некоммерческая».

[attention type=red]

В мае 2020 года Славина писала о том, что доход «Козы» увеличился: 60 человек ежемесячно жертвуют изданию 24 тысячи 583 рубля. Среди них и Гущин, но об этом он Ирине никогда не рассказывал. «Она мне говорила: „Слава богу, что я не знаю этих людей“. У нее денежный вопрос всегда был такой… Она очень стеснялась. Даже писала мне: „Саша, я живу на пожертвования“.

[/attention]

Да еще с таким отчаянием», — вспоминает Гущин. 

Несмотря на финансовые трудности, уже через год-два «Коза» Славиной стала «брендом нижегородской свободной журналистики», говорит журналист Александр Пичугин.

По его словам, в Нижегородской области еще остаются независимые издания и журналисты, но вряд ли кто-то может сравниться со Славиной: «Она была очень работоспособным человеком и четко понимала, что такое „хорошо“ и „плохо“.

У нее была огромная база инсайдеров, которой позавидовал бы любой другой журналист в Нижнем». «У нас в городе нет больше СМИ, которому можно доверять так, как доверяли Иркиной „Козе“. Если она написала, значит, правда», — говорит коллега Славиной Светлана Кукина. С ней соглашается Александр Гущин.

«Когда какой-то материал нигде не хотели ставить [из-за цензуры], всегда говорили: „К Славиной. Она поставит, она поможет“. Причем даже редактора газет это говорили. И не один десяток, не два, а огромная толпа людей», — утверждает он.

Время от времени «Коза» опережала по цитируемости даже крупные издания Нижегородской области (например, в 2019 году она заняла второе место в рейтинге «Медиалогии» самых цитируемых СМИ региона).

Среди тем, о которых писала Ирина Славина, — дело о депортации отца восьми детей Висама Аль-Тбахи, прожившего в Нижнем Новгороде больше 20 лет; проблемы благоустройства нижегородского парка «Швейцария», местные выборы и преступления сотрудников правоохранительных органов. 

«Для нее не было различий — она могла наехать на сотрудника ФСБ так же, как на районного чиновника, — говорит журналистка Наталья Резонтова. — Иногда было за нее страшно».

«Она понимала, кто затягивает петлю на ее шее»

Утром 13 января 2017 года Ирина Славина обнаружила, что кто-то порезал колеса ее машины. А на капоте оставил листовку: «В вашем подъезде проживает СКОТИНА Ирина Мурахтаева („Славина“). Сегодня она одобряет действия террористов! ЧТО ЖДАТЬ ОТ НЕЕ ЗАВТРА?!» Такими же листовками, писала Славина, было «усеяно все в округе». 

Источник: https://meduza.io/feature/2020/10/09/slishkom-mnogoe-sebe-pozvolyala

Причинение смерти по неосторожности или тяжкого вреда повлекшее смерть | Юридические Советы

Сын порезал себе вены, был пьян, его вызывают в следственный комитет нашего города, видимо скорая передала, каковы могут быть последствия?

Последнее обновление: 31.01.2020

Когда смерть наступает в результате случайных действий другого человека, в юриспруденции это называется неосторожным причинением смерти. Переживания того, по чьей вине человека не стало, понятны, поскольку трагическое стечение обстоятельств всегда неожиданно и действует шокирующее.

Но как понять, что действия не были умышленными и за версией неосторожного причинения смерти не скрывается убийство? В теории и практики  есть множество примеров, когда эти преступления разных категорий настолько тесно граничат друг с другом, что даже опытные практикующие юристы затрудняются сделать однозначный вывод о той или иной квалификации.

Решиться на убийство могут по разным причинам, но не одна из них не оправдана и не может освободить от ответственности, поскольку лишение жизни человека всегда было и будет являться жестоким преступлением. Типичное убийство, квалифицированное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, выглядит обычно так:

Пример: Дмитриев К., Коробов М., Резцов П. распивали спиртные напитки, в результате конфликта между Дмитриевым К. и Резцовым П. последний схватил кухонный нож и вонзил его прямо в левую сторону груди Дмитриева К. В результате причиненного повреждения Дмитриев К. скончался на месте.

Так выглядит «хрестоматийный» пример убийства, под которым подразумеваются довольно простые действия: решил нанести смертельный удар, взял первое подходящее оружие и сделал это. Обычно по ч.1 ст.

105 УК РФ квалифицируются убийства из ненависти, ревности, в ходе распития спиртных напитков и т.д.

Удар, явно свидетельствующий о том, что виновный должен был предвидеть летальный исход, соответствует умышленному причинению смерти, то есть убийству как юридическому термину уголовного права.

Как применить закон, если бы в том же примере, который мы привели, Резцов П. нанес удар ножом в бок Дмитриеву, серьезно повредив печень? Предположим, потерпевшему была оказана медицинская помощь, но, несмотря на это, он скончался в больнице, не приходя в себя, на пятый день после повреждения.

Юристы считают, что в таком случае имеет место причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, повлекшее смерть. Ситуация, конечно, спорная, но если установить умысел обвиняемого – желал ли он или задумывался о возможном наступлении смерти (ст.

105 УК РФ), либо хотел просто избить, ухода из жизни избитому не желал (ч.4 ст.111 УК РФ).

Бьет умышленно, но смерти не желает (4 ст. 111 УК РФ)

В теории уголовного права действия того, кто причиняет телесные повреждения, в результате которых жертва скончалась, квалифицируют практически всегда по части 4 ст. 111 УК РФ.

По умолчанию считается, что, избивая человека без использования предметов колющих и режущих (ножей, прутов, топоров и т.д.), а также тяжелых тупых (камней, кирпичей и т.д.

), виновный не мог предвидеть результат своих действий в виде смерти. Так ли это на самом деле?

Предположим, трое людей избивают четвертого ногами и руками. Избиваемый лежит на земле, не может встать, с каждой минутой чувствуя себя все хуже и хуже, не сопротивляется, поскольку нет на это сил.

[attention type=green]

С большой долей вероятности действия преступников будут квалифицированы как причинение тяжкого вреда здоровью. Если потерпевший в результате избиения умирает, то это ч. 4 ст.

[/attention]

111 УК  РФ, так как наступление смерти не охватывалось умыслом избивавших.

Иногда опытные практики не соглашаются с такой квалификацией, считая, что сильнейшее избиение не может не предполагать возможного летального исхода. Так, особенно весомо такое мнение, если:

  • виновные значительно превышают физические показатели: их больше по численности, они хорошо физически подготовлены, намного сильнее потерпевшего, который по конституции худее и слабее, существенно ниже росту напавших;
  • потерпевший имеет какое-либо заболевание, влияющее на общее физическое состояние, о котором преступники были осведомлены;
  • когда избили связанного, измученного истязаниями;
  • умерший являлся несовершеннолетним или, наоборот, пожилым человеком;
  • если избивали инвалида или имеющего определенный физический недостаток, значительно снижающий возможность дать отпор обидчикам.

В перечисленных ситуациях, когда просматривается явный перевес силы злоумышленников, многие теоретики убеждены в составе преступления «убийство», указывая на наличие прямого или косвенного умысла на лишение жизни, а не на только лишь причинение телесных повреждений.

Вместе с тем, в судебной практике такие случаи убийства чрезвычайно редки —  в основном, действия преступников трактуются по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Мотивы принятий таких решений связаны с трудностью, а иногда и невозможностью конкретизировать умысел избивавших – другими словами, их намерения неопределенны.

Действительно, даже в случаях признания вины и подробного рассказа виновные не могут сказать точно, на что они рассчитывали, нанося множество жестоких ударов, и какие последствия предвидели. Зачастую в ходе допроса обвиняемые говорят о том, что избивали и знали, что жертве будет больно и могут быть какие-либо увечья, какие — конкретно никто не предполагал.

Судебная практика уже давно идет по пути трактовки всех сомнений в пользу осужденных, поэтому невозможность конкретизировать умысел при жестоком избиении редко может соответствовать убийству, почти всегда это причинение тяжкого вреда здоровью, вследствие которого наступила смерть по неосторожности.

Названная статья предусматривает ответственность за причинение смерти по легкомыслию (предвидел последствия, но думал, что обойдется) или небрежности (не предвидел, но должен был предвидеть) — это полностью неосторожное преступление, примерами которого могут быть следующие ситуации:

Примеры

  • вор выбежал из магазина и скрывается от охранников, убегая по улице города. Навстречу ему шла бабушка, которую он оттолкнул, чтобы «расчистить себе путь». Бабуля сильно ударилась о чугунный столб, получила сотрясение мозга, от которого скончалась;
  • троллейбус плавно подъезжал к остановке, соблюдая все правила ПДД. Любопытный пассажир, резко выглянувший на дорогу, чтобы посмотреть номер следующего троллейбуса, получил удар в висок зеркалом подъезжающего троллейбуса. Потерпевший скончался на месте;
  • рабочие ремонтировали краны в городской канализации, открыли люк, не убедившись в окружающей безопасности. Один из зазевавшихся прохожих упал в канализацию, повредив себе голову, впоследствии умер;
  • врач сделал правильно операцию, но анестезиолог не изучил медкарту больного, где указано на наличие аллергических реакций пациента на лидокаин. В результате неправильно подобранного лекарства и сделанного наркоза человек умер.

Можно продолжать перечислять примеры ст. 109 УК РФ, где главным обстоятельством должно быть отсутствие прямого или косвенного умысла не только на летальный исход, но и на любое повреждение и вред в целом. Именно статья 109 УК РФ вызывает в правоприменительной практики неясности в разграничении с убийством и с тяжкими телесными повреждениями, в результате которых человек скончался.

Проблемы отличия неосторожного причинения смерти от других преступлений

Самыми проблемными делами являются те, в которых был причинен один удар, после которого человек падает, ударяется о выступ, бордюр, тротуар, мебель и умирает.

В таких ситуациях экспертиза часто содержит выводы о незначительной тяжести причиненного ударом повреждений, которые сами по себе летальность вызвать не могли. Понятно, что причина смерти заключается в повреждениях, полученных при падении (ударе о тротуар, выступ и т.д.

), но ведь человек бы не упал, если бы его не ударили? Получается, что без вмешательства ударившего смерть бы не наступила.

Характерным примером стало резонансное дело в отношении чемпиона мира по боям без правил Мирзаева, который был осужден в 2012 году по ч. 1 ст. 109 УК РФ за то, что нанес удар потерпевшему Агафонову, последний упал и ударился головой о канализационную решетку, получив повреждение в виде серьезной черепно-мозговой травмы. Агафонов скончался по прошествии нескольких часов.

Мнения специалистов уголовного права разделились поровну: одни из них согласились с приговором и квалификацией, другие рьяно его критиковали.

Доводами последних стало то, что чемпион такого уровня должен был понимать, что сила его удара во многом превышает подобное действие обычного статистического гражданина, ведь после него Агафонов мгновенно упал навзничь, не успев даже скоординировать свои двигательные функции и смягчить удар, к примеру, поворотом тела.

Многие юристы считают, что в данном случае Мирзаев предвидел, что его удар повлечет как минимум тяжкий вред здоровью или будет причиной резкого падения на плоскость. Теоретики видят в такой ситуации не прямую, но опосредованную причинно-следственную связь между действиями наносящего злосчастный удар и летальным исходом.

[attention type=yellow]

Некоторые ученые расценивают такие действия спортсмена, обученного «смертельному удару» на профессиональном уровне, абсолютно умышленными действиями, которые соответствуют квалификации по статье 105 УК РФ.

[/attention]

Другим ярким примером спорной квалификации является дело в отношении Смирнова, которому изначально было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Смирнов обвинялся в том, что в результате конфликта с женой он ударил ее в лицо, несколько раз по телу, после чего подхватил и с силой отбросил ее на стену, о которую она ударилась и на следующий день умерла. Экспертиза установила тяжкие телесные повреждения внутренних органов, в результате которых наступила смерть.

Интересно, что апелляционная инстанция высказалась на предмет отсутствия у Смирнова умысла на причинение тяжких повреждений и переквалифицировала его действия на ст. 109 УК РФ.

В последующем Верховный суд отменил предыдущее решение, мотивируя наличие этого умысла самим характером повреждений: они были множественные и практически все обладали признаком опасности для жизни. Вследствие этого был сделан вывод о том, что виновный обладал большой силой и применял ее, понимая, что могут наступить соответствующие последствия. В итоге Смирнов понес наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Критерии отграничения

Основные признаки разграничения убийства, причинения смерти по неосторожности или ч. 4 ст. 111 УКРФ, заключаются в установлении умысла виновного:

  • если телесные повреждения тяжкого характера причиняются намеренно и при этом последствия в виде смерти не охватываются мыслями преступника, то в случае летального исхода его действия соответствуют ч.4 ст. 111 УК РФ;
  • если удар несильный, однократный (иногда может быть двукратный, обычно не больше) и явно соответствует легкому вреду здоровья (точнее выскажется эксперт), но по каким-то причинам человек умирает, то действия виновного соответствуют ст. 109 УК РФ;
  • если удары наносятся в жизненно важные органы, с достаточной силой для создания опасности для жизни пострадавшего, при этом виновное лицо относится к возможным последствиям безразлично, речь идет об убийстве.

Какое наказание на смерть другого человека

Конечно, самое суровое наказание законодатель предусмотрел за умышленное причинение смерти:

  • когда имеет место «простое» убийство (то есть без дополнительных признаков) – до 15 лет тюрьмы;
  • если причинена смерть двоим и более людям, то потенциальное наказание увеличивается до 20 лет лишения свободы. Такой же размер предусмотрен и за убийство малолетнего, беременной женщины, группой лиц и т.д.
  • за тяжкие телесные повреждения с наступившей смертью по неосторожности виновный может получить до 15 лет лишения свободы —  это максимальный срок по ч. 4 ст. 111 УК РФ;
  • если бесспорно установлено причинение смерти по неосторожности, но верхняя граница статьи 109 УК РФ предусматривает в качестве наказания два года лишения свободы, при этом часто суды назначают отбывание условно.

Источник: http://juresovet.ru/kogda-smert-nastupaet-v-rezultate-sluchajnyx-dejstvij-drugogo-cheloveka/

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: