Ув.юристы, прошу помощи.Головная компания получила от дочерней заем.

Договоры займа между «своими»: риски

Ув.юристы, прошу помощи.Головная компания получила от дочерней заем.

Пристальный интерес налоговых органов к договорам займа между взаимозависимыми лицами в первую очередь связан с неры­ночным характером таких операций. Дело в том, что условия этих договоров сильно отличаются от обычных: беспроцентные займы, займы на длительное время (в том числе бессрочные), просроченные займы, по которым нет требований о возврате и уплате штрафов.

Получить такое финансирование на открытом рынке прак­тически невозможно. А значит, подобные условия связаны ис­ключительно с взаимозависимостью заёмщика и займодавца. Например, это касается ситуаций, когда такие договоры заключаются между материнской и дочерней компаниями или меж­ду должностными лицами, которые приходятся друг другу родственниками или друзьями.

С точки зрения налогового законодательства сделки, кото­рые совершаются на нерыночных условиях, не должны ничем отличаться от обычных сделок, а любые доходы, недополучен­ные в результате таких сделок, должны быть учтены для целей налогообложения (п. 1 ст. 105.3 НК РФ). А значит, займы между взаимозависимыми юридическими лицами могут иметь серьёзные налоговые последствия. Рассмотрим примеры.

Как смотрят на это суды

При проверках займов между «своими» налоговые органы ищут скрытые от налогообложения дохо­ды.

Речь идёт не только о доначислении займодавцу процентов по договору беспроцентного займа, которые он мог бы полу­чить, если бы передал эти деньги независимому лицу.

Налоговые органы смотрят на этот вопрос гораздо шире, проверяя и процентные займы и признавая сам заём доходом за­ёмщика. Такой подход нашёл поддержку и у судов.

[attention type=yellow]

Пример 1. ВС доначислила налог предпринимателю, который взял беспроцентный займ у нескольких ООО, где был участником

[/attention]

Представим ситуацию. Организация предоставила свое­му участнику — индивидуальному предпринимателю — заём без процентов и без указания срока возврата.

При этом речь идёт не о единичной сделке: участник получил займы на оди­наковых условиях от нескольких компаний, которые контроли­ровал, и не вернул ни одного из них.

По мнению инспекторов ФНС, подобные займы были выданы на нерыноч­ных условиях, а также свидетельствовали о том, что заёмщик не собирался возвращать полученные средства.

Оценив эти обстоятельства, Верховный Суд РФ пришёл к вы­воду, что все договоры были формальными, поэтому суммы займов должны признаваться доходом заёмщи­ка для целей налогообложения (Определение ВС от 03.04.2019 № 304-ЭС19-3151 по делу № А03-384/2018).

В результате заёмщик, который получал займы в статусе ИП, утратил право на применение УСН, так как превысил ли­мит по величине дохода (п. 2 ст. 346.12 НК РФ). Поэтому переквалификация займа привела к значительным до­начислениям по всей деятельности учредителя.

Пример 2. Суд переквалифицировал займ, который учредитель-ИП взял у своей компании, в дивиденды и доначислил НДФЛ

Схожий подход применили судьи ВС РФ и в Определении от 09.04.2019 № 307-ЭС19-5113 по делу № А26-3394/2018. Здесь уже деньги выдавались под процент, который реально упла­чивался учредителем, однако ФНС удалось убедить суд в том, что эти средства являются не займами, а дивидендами.

[attention type=red]

Дело в том, что стороной договора займа выступал учре­дитель, но не как простое физлицо, а как ИП. Все полученные средства он переводил на личные счета, в предприниматель­ской деятельности не использовал и не возвращал их займо­давцу. При этом деньги выдавались на длительный срок (более пяти лет), а ставка по займу была установлена в размере 2/3 учётной ставки ЦБ РФ.

[/attention]

По мнению ИФНС, совокупность этих фактов означала, что полученные деньги учредитель использовал для личных нужд и возвращать не планировал.

Следовательно, он присвоил прибыль «своей» компании, поэтому эти займы нужно рассматривать как дивиденды.

В дополнение инспекторы проанализировали и деятельность компаний-займодавцев и установили, что выдан­ные займы соответствовали сумме нераспределённой прибыли.

В результате физлицу был доначислен НДФЛ со всей суммы полученных займов, так как доходы в виде дивидендов в рамках УСН не облагаются налогом (п. 3 ст. 346.11 НК РФ). Одновре­менно учредителя оштрафовали за то, что он не представил де­кларацию по НДФЛ в отношении доначисленных сумм.

Что касается условия об уплате процентов, то оно сыграло против налогоплательщика, поскольку размер процентов был чётко привязан к учётной ставке ЦБ РФ.

Включение в договор подобного условия суд признал недобросовестным поведени­ем обеих сторон, направленным исключительно на уклонение от уплаты НДФЛ с материальной выгоды по повышенной став­ке 35 % (у заёмщика) и от исполнения обязанностей налогового агента (у займодавца).

В данном случае займодавца не оштрафовали за неудержание НДФЛ с дивидендов, хотя все условия для этого были. Оценивая возможные налоговые последствия при займах между взаимозависимыми лицами, это тоже нужно принимать во внимание.

Пример 3. Суд переквалифицировал заём в безвозвратную финпомощь и доначислил налог на прибыль

Наконец, ВС РФ также встал на сторону налоговиков в деле об учёте в расходах процентов по договору займа. У за­ёмщика не было реальных источников, за счёт которых он мог бы возвратить заём. Займодавец об этом знал, но постоянно продлевал срок возврата займа. ФНС посчитала, что это подтверждает фиктивность займа.

Суд пе­реквалифицировал его в безвозвратную финансовую помощь, переданную на развитие дочернего предприятия. В результате суммы процентов, которые заёмщик учитывал в расходах при методе начисления, были исключены, что при­вело к доначислению налога на прибыль (Определение ВС РФ от 08.04.

2019 № 310-ЭС19-3529 по делу № А09-1493/2018).

Как снизить риски

Как видим, займы между взаимозависимыми юридическими лицами, особенно беспроцентые, могут иметь серьёзные налоговые последствия.

Если суд признает заёмные отношения фиктивными, это может привести, в частности, к доначислению налога на прибыль и НДФЛ.

При этом даже если заёмщик реально уплачивает проценты за пользование займом, это не гарантирует, что займ не переквалифицируют. Как минимизировать риски?

Отказаться от займов на нерыночных условиях

Займы должны со­ответствовать рыночным условиям как «де юре», так и «де факто». Это значит, что при оформлении заёмных отношений между «сво­ими» мало включить в договор те же условия, что и в договоры с неаффилированными лицами.

Нужно также фактически подтверждать реальность сделки. А для этого отслеживать исполнение договоров и требовать возврата денег по окончании срока займа.

Также не стоит без обеспечения выдавать займы и продлевать договоры, если известно, что у заёмщика плохое финансовое состояние.

Вернуть деньги по формальным займам

Мы советуем провести ревизию уже имеющихся заёмных отношений и оценить их с точки зрения признаков формальности. И если такие признаки обнаружатся, то стоит предпринять меры по возврату средств, чтобы уменьшить ри­ск переквалификации займа и налоговых доначислений.

Взвесить риски по беспроцентным займам 

Риск договора беспроцентного займа в том, что заёмщик фактически пользуется  деньгами бесплатно. А значит, займодавцу могут доначислить доход в виде неполученных процентов (п. 1 ст. 105.3 НК РФ). Это возможно, если заёмщик применяет УСН «Доходы». 

Рассчитайте, какой налог заплатили бы обе стороны, если бы займ выдавался под рыночный процент, и сравните эту сумму с текущими налоговыми обязательствами сторон.

Если сумма налога с учётом процентов будет выше реальной, то риски велики и от заклю­чения такого договора беспроцентного займа стоит отказаться. Если же он уже заклю­чён, стоит изменить его условия и установить проценты.

[attention type=green]

Гражданский кодекс позволяет придать этому условию обратную силу, распространив его действие на период с даты выдачи займа (п. 2 ст. 425 ГК РФ).

[/attention]

Эти меры значительно сни­зят риски переквалификации займов и на­логовых доначислений.

Эльба подготовит налоговую декларацию по УСН и рассчитает налоги. Сервисом пользуется 100 000 ИП и ООО. Попробуйте тоже, первые 30 дней бесплатно.

Попробовать бесплатно

Источник: https://kontur.ru/articles/5642

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Ув.юристы, прошу помощи.Головная компания получила от дочерней заем.

Кроме прибыли дочерние структуры нередко выплачивают материнским роялти за использование товарных знаков и патентов, совместно возмещают расходы на рекламу, продвижение и многие другие. Традиционно участники группы поддерживают друг друга предоставлением займов и финансовой помощи.

Яйца курицу дисциплинируют

Так, в течение многих лет основной доход головная компания холдинга «Телекоминвест» получала, оказывая услуги по курьерской доставке счетов клиентам «Северо–Западного GSM» (ныне «МегаФон»). Петербургские налоговики были информированы о таких сделках, но не нашли в этой деятельности нарушений.

Другой оператор сотовой связи, МТС, выплачивал владельцу (АФК «Система») многотысячные суммы за право использования товарного знака (красно–белых яиц). В специальном коммюнике для Лондонской фондовой биржи, на которой котировались ценные бумаги МТС, инвестиционные консультанты предупредили о рискованности таких сделок. Однако никаких последствий, по данным «ДП», также не последовало.

Среди прочих деяний Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву вменялось уклонение от уплаты налогов путем использования упрощенной системы налогообложения. Будучи зарегистрированными в статусе индивидуальных предпринимателей, они якобы получали от иностранной компании вознаграждение за оказываемые услуги, уплачивая 6%–ный единый налог вместо 13%–ного НДФЛ.

Опасная экономия

В последние годы фискальное ведомство ужесточило контроль за взаиморасчетами внутри групп. Общепринятые деловые практики зачастую стали признаваться необоснованной налоговой выгодой или так называемой тонкой капитализацией.

Например, по версии российских налоговиков, ООО «Нестле Россия» могло выплачивать находящейся в Швейцарии материнской компании Nestle дивиденды под видом процентов по ранее полученному займу.

Вероятно, с целью снижения налогового бремени средства перечислялись через кондуитные компании — зарегистрированные в Люксембурге фирмы NTC–Europe SA и Nestle Finance International Ltd, использующие льготный режим налогообложения.

Показательным, по мнению налоговых консультантов, стало дело Oriflame. Заключенный с российской дочерней компанией — ООО «Орифлэйм Косметикс» концессионный договор, предусматривающий выплату голландской фирме роялти за использование товарного знака и управленческих решений.

Налоговая служба усомнилась в добросовестности таких переводов, которые, предположительно, составляли до 98% выручки, и, судя по всему, доводили российское предприятие до убытков и позволяли не платить налог на прибыль в нашей стране.

Арбитражный суд согласился с доводами фискального ведомства и признал, что лицензионные сборы были направлены на минимизацию налоговых отчислений.

Тогда как другое ООО честно выплатило своему акционеру дивиденды в размере 2 млн евро, удержало и перечислило в российскую казну предусмотренный законом 5%–ный налог.

[attention type=yellow]

Однако мытари пришли к выводу, что зарегистрированная в Нидерландах фирма является лишь ширмой, а реальными бенефициарными владельцами выступали турецкие фирмы.

[/attention]

В сборе доказательств участвовала полиция, проверялись фактическая доставка грузов, IP–адреса отправителей электронных сообщений, проводились многочисленные допросы сотрудников и иные, даже оперативно–разыскные мероприятия.

Подтверждая обоснованность предъявленных фискальной службой претензий, суд констатировал, что входящие в группу компании «создали искусственную ситуацию, при которой совершенные сделки формально соответствуют требованиям закона, но фактически направлены на минимизацию налогов. ООО осознавало противоправный характер своих действий, умышленно придавая вид внешней законности спорным сделкам».

Все как у них

До августа 2017 года законодательство вообще не предусматривало понятия «необоснованная налоговая выгода», хотя оно активно использовалось на практике.

Принятые поправки — внесение в Налоговый кодекс РФ ст. 54.1 — легализовали право мытарей в том числе самостоятельно переоценивать взаимоотношения участников рынка.

Знаковым эксперты считают принятое 6 марта решение Верховного суда России по делу АО «СУЭК–Кузбасс». Предприятие выплачивало дивиденды как раз таки конечному бенефициару — кипрской фирме Suek PLC. Однако, поскольку она напрямую не владела акциями российского АО, мытари сочли применение 5%–ной ставки налога на дивиденды неправомерным.

Проанализировав международные соглашения в сфере налогообложения, модельную конвенцию ОЭСР и официальные комментарии к ней, высшая инстанция пришла к выводу о «преобладании сущности над формой».

Поэтому в данном случае предприятие имело право на льготную ставку, «несмотря на то что с точки зрения гражданского (корпоративного) законодательства компания Suek PLC не признается участником общества и не вправе получать дивиденды», отмечается в решении Верховного суда.

В практику внедряется и ответственность налогоплательщиков за всех своих контрагентов, а также их контрагентов и т. д. В отношениях с материнскими и сестринскими фирмами они будут проверяться особенно тщательно.

Под подозрение попадут выплаты тем же голландским, люксембургским или иным компаниям с льготным налогообложением.

Первую скрипку сейчас начала играть концепция фактического получателя дохода.

Теперь российские компании, выплачивающие пассивные доходы своим материнским или сестринским структурам, расположенным в имеющих выгодные соглашения об избежании двойного налогообложения юрисдикциях (в том числе Кипр, Швейцария, Великобритания, Люксембург и пр.

), обязаны убедиться, что такие доходы не будут «транслированы» далее в чисто офшорные юрисдикции. Однако точно сформулировать требования, предъявляемые к иностранному получателю доходов, пока нельзя.

Константин Зиятдинов

[attention type=red]

руководитель департамента международных проектов консультационной группы «Прайм Эдвайс»

[/attention]

В сфере налогового контроля расчетов между входящими в одну группу иностранными и российскими компаниями в последние годы произошла своеобразная «бархатная революция».

Появились случаи переквалификации в скрытую выплату дивидендов, в частности платежей за оказание консультационных услуг материнской компанией.

Причем именно налогообложение выплаченных иностранным организациям дивидендов является сегодня одним из драйверов роста поступлений в бюджетную систему.

Елена Киселева

менеджер практики налоговых и юридических услуг Ernst&Young

Павел Нетупский автора

23 марта 2018, 00:00 93357

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2018/03/21/Nalogovie_dochkimateri/

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: